Экс-банкиру из дела Черкалина не отдают прах дяди

Суд по делу о коррупции в ФСБ озаботился похоронным вопросом.
17.06.2022
На заседании Московского гарнизонного военного суда по уголовному делу о мошенничестве и коррупции бывших сотрудников управления «К» ФСБ РФ один из подсудимых, предполагаемый посредник в передаче взяток, Георгий Шкурко неожиданно заявил, что из-за его содержания под стражей уже два месяца не предан земле прах его дяди — президента Государственного исторического музея и почетного профессора МГУ Александра Шкурко. «Ему-то, конечно, все равно,— отметил подсудимый,— но родственники страдают». Судья Константин Селезнев пообещал арестанту оперативно решить вопрос с захоронением усопшего.

Целую неделю участники громкого процесса о коррупции в ФСБ ждали выступления бывшего обвиняемого по этому же делу, экс-начальника 2-го «банковского» отдела управления «К» Кирилла Черкалина. Ранее мужчина заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с прокуратурой, был приговорен в особом судебном порядке к 7 годам заключения и отправлен в колонию №9 строгого режима в Нижегородской области. Увидеть Черкалина и убедиться в том, что он бодр, здоров, адекватен и по-прежнему готов выполнить взятые на себя обязательства перед Генпрокуратурой (то есть дать в суде показания, обличающие его самого и его пока еще не осужденных предполагаемых подельников), удалось лишь на экране монитора.

Экс-подполковник ФСБ Кирилл Черкалин, изрядно похудевший, сбривший волосы и бороду, а также сменивший брендовый тренировочный костюм на черную тюремную робу и тюбетейку, предстал перед военным судом в сопровождении своего адвоката Владимира Михайлова и своего нового начальника — прапорщика ФСИН Егора Ширшова. Видеоприсутствие в зале заседаний командира отряда №2 ИК-9 Ширшова потребовалось, чтобы получить от свидетеля Черкалина подписку об ответственности за дачу ложных показаний или уклонение от них. «В случае несоблюдения вами условий ранее заключенного досудебного соглашения оно может быть расторгнуто, а вынесенный вам приговор пересмотрен»,— разъяснил Кириллу Черкалину судья Константин Селезнев.

Осужденный свидетель в свойственной ему манере на все процедурные вопросы председательствующего отвечал: «Так точно, ваша честь!» Затем, перечислив фамилии и должности обвиняемых и потерпевших по делу, заявил, что всех их знал лично, но ни к одному из фигурантов личной неприязни не испытывал, поэтому оговаривать никого не собирается. Комментируя суть предъявленных бывшим чекистам обвинений, Черкалин пояснил, что в январе 2011 его руководитель, тогда — заместитель начальника управления «К» ФСБ РФ, а ныне — подсудимый, Дмитрий Фролов организовал мошенническую схему по хищению долей двух бизнесменов в принадлежавшем им ООО. Полковник Фролов, по словам свидетеля, поручил ему «припугнуть» коммерсантов возбуждением против них уголовного дела и вынудить таким образом передать свое имущество двум аффилированным с чекистами банкирам.

Прозвучавшие заявления по понятным причинам возмутили присутствующих в зале Дмитрия Фролова и двух его адвокатов. Защитники, полагая, что свидетель Черкалин оговаривает их клиента, добиваясь таким образом условно-досрочного освобождения из колонии, приготовили свои блокноты, чтобы устроить ему перекрестный допрос, но в этот момент в процесс вмешалась секретарь суда. Она пожаловалась председателю на постоянные помехи в видеосвязи с ИК-9, пояснив, что если смысл слов свидетеля еще хоть как-то можно понять, то протоколировать его речь — уж точно нет.

Судья признал претензии своего помощника обоснованными, однако решить проблему так и не удалось. Прапорщик ИК-9 Ширшов настраивал и переустанавливал систему несколько часов, но так называемый комплект ВКС оказался единственным в колонии и регулировке не поддался. Везти же заключенного Черкалина в другое место для видеодопроса — например, в ближайший районный суд — оказалось делом долгим и хлопотным. В связи с этим заседания суда решили прервать до 7 июля. Тем более что все защитники дружно запросились в отпуск, пообещав судье Селезневу, что после трехнедельного отдыха их «производительность труда резко возрастет».

Начавшееся прощание участников процесса друг с другом неожиданно прервал второй подсудимый — бывший банкир Георгий Шкурко, обвиняемый в посредничестве при передаче взяток Дмитрию Фролову. Перед тем как уходить на перерыв, он обратился к председательствующему с не терпящим отложения ходатайством.

«Уже два месяца не похоронен мой дядя, историк, выдающийся специалист по скифской археологии, президент Государственного исторического музея и почетный профессор МГУ Александр Шкурко»,— заявил суду Георгий Шкурко.

Причиной сложной ситуации арестант посчитал бюрократическую волокиту в СИЗО «Матросская Тишина», в котором он содержится.

По словам Георгия Шкурко, он является юридическим владельцем семейного склепа на Донском кладбище и готов дать родственникам письменное разрешение на захоронение урны с прахом дяди. Бумагу по закону должны заверить судья Селезнев и начальник изолятора. И если первый этап она прошла благополучно, то на втором — затерялась. По данным автора ходатайства, в СИЗО доверенность ищут с апреля, когда скончался 85-летний историк, и все это время его прах «не может быть предан земле». Заявитель пояснил, что право гражданина на своевременные похороны хотя и не прописано в Конституции РФ, является чрезвычайным и должно соблюдаться, а судья Константин Селезнев с ним согласился.