Два по сто миллионов в один Следком

Теперь ясно, сколько стоит выкуп из «Крестов» серьезного человека. Следком и ФСБ задержали двух подозреваемых. А рядом подполковник ГУСБ. Касается же дело двух легендарных полковников.
26.12.2016
Ранним утром 24 декабря петербуржцы Пешков и Калинин оказались в камере и думают об аресте. Следком подозревает их в посредничестве во взятке в 100 млн рублей. А сводки прослушивания телефонных переговоров и ресторанных бесед предоставила ФСБ. По версии следствия, оба фигуранта настойчиво убеждали петербургского коммерсанта, что их высокопоставленный полицейский может вызволить его друга из-под стражи. Но так как фигура томится масштабная – сам Полковников, то и сумма нарисовалась космическая. В деле прямым текстом фигурирует подполковник отдела «Запад» ГУСБ Федосов. Он же подчиненный недавно арестованного начальника отдела «Запад» – уже знаменитого своей стомиллионной взяткой полковника Тимченко.

Активность по этому делу началась около 18 часов 23 декабря на улице Моисеенко, когда прохожие могли наблюдать, как люди в штатском при легкой поддержке тяжелого «Града» ломали дверь Range Rover. Просто петербуржец Максим Пешков захлопнулся в своей иномарке. Рожи, конечно, оперативникам отдела «М» ФСБ не строил, но и выходить не торопился. 

Через четыре часа его приятель Вадим Калинин добровольно покинул свой такой же Range Rover. Он, в отличие от Пешкова, коротко, но служил в ФСБ и знал, что те не церемонятся.

Все-таки детали порой смешнее драматургии: у одного Range с номерами О401МР178, у другого – О402МР178. 

Вскоре оба находились в кабинетах Следственного комитета на Мойке.

Им уже спокойно объясняли, что начиная с сентября этого года все их переговоры по телефону, а также дискуссии в ресторанах по поводу сумм, необходимых для выхода из тюрьмы одной крупной фигуры, записаны, расшифрованы, легализованы и приобщены к уголовному делу. А дело то по статье 291.1, части пятой, УК РФ – «Обещание или предложение посредничества во взяточничестве». Шестидесятикратный от суммы взятки штраф и до пяти лет, между прочим. 

Нет сил не отвлечься на секунду: если бы они готовы были сразу оплатить, то вот тебе, «Зенит-Арена», недостающие 6 миллиардов. Тут и отпустить не грех.            

Версия же следствия необыкновенно занимательна. В ней интриги больше, чем даже с волшебными 100 миллионами взятки, что Следком и ФСБ сделали буквально на днях, арестовав в Петербурге полковника Тимченко. Дело в том, что задержанные инициативно вышли на петербургского бизнесмена, предложив ему щекотливую помощь. Ведь его друг с марта этого года скучает в «Крестах». Но в этом месте мы должны остановиться и взглянуть на уровень этой фигуры. Иначе много не поймем.

Весь подледный мир Петербурга знает его как Полковника. Потому что это Коля Полковников. Ему 45. Он повзрослел в конце 1980-х в уличных драках в Казани, а прибыл в большой Ленинград в 1990-м. Ему тогда шел девятнадцатый год. Как-то быстро его приметили в спортивном, тогда набирающем чудовищные обороты, движении, и через пару лет он был арестован по самому громкому в те годы делу Александра Малышева – будущего героя всех мировых СМИ, семь лет назад голосящих о русской мафии в Испании. Коля не сказал ни слова и был оправдан. Вскоре его вновь арестовали за то, что он на мотоцикле «Ява» лихо прокатился мимо пандуса гостиницы «Пулковская» и с двух рук пострелял в одиозного Руслана Коляка (Коляка все же убили, но это было после, на восьмом покушении). Коля вновь вышел оправданным, не написав в протоколах ни строчки. После чего что-то нехорошее случилось с тем, кто его сдал, и Коля махнул в Европу. Вернулся он в Петербург мастером игрового жанра. С тех пор в нашем городе существует традиция – никто про него худого не говорит. А он действительно очень компанейский. Если вам, читатель, нужно срочно найти Колю – ищите, где играют в покер по-крупному. В марте этого года Полковникова вновь арестовывали и предъявили несколько эпизодов организации казино с последующим объединением их в организацию преступного сообщества.

С этого места, как говорят шулера, – следите за рукой. Материалы на Полковникова тогда собрал старший оперуполномоченный по особо важным делам подполковник отдела «Запад» ГУСБ МВД Виталий Федосов вместе с ныне арестованным начальником отдела «Запад» Юрием Тимченко. А принесли они эти документы как раз в 3-й отдел 2-го Управления Следственного комитета, который ныне расследует и сто миллионов Тимченко, и с 24 декабря – сто миллионов за Полковникова. 

Автор статьи узнал, что уголовное дело по Полковникову было возбуждено в 3-м отделе Следкома, так как оперативники ГУСБ гарантировали, что вскоре в деле будут фигурировать копы, «крышевавшие игорку». Но шли месяцы, а оборотнями и не пахло. Более того, материалы Федосова оказались поверхностными, порой надуманными, и дело рассыпалось. Настроение у следователя стало поганое, так как он остался наедине с Полковниковым, который ни в коем случае не отрицал на словах своей исторической роли в неформальной жизни города, но и сидеть за чужое не собирался. 

И вот в этот пикантный момент, датируемый началом осени этого года, оперативники отдела «М» ФСБ засекли сепаратные переговоры по двум не связанным между собой темам, но объединенным и суммами в 100 миллионов рублей, и сотрудниками отдела «Запад» ГУСБ МВД. 

Первая, как вы понимаете, была новелла о взятке в сторону начальника «Запада» Тимченко - за якобы решение о разблокировании счетов компании «Деловые линии», о котором подробно писала «Фонтанка». Вторая же о том, как двое близких сотруднику «Запада» Федосову вымогают взятку за свободу Полковникова. Так что пришлось в СК выбирать, кого брать первым. Так как Тимченко статуснее – не повезло ему. Перекурили и через две недели взяли Пешкова и Калинина. 

По информации «Фонтанки», следствие знает, что, когда убеждали товарища Полковникова в необходимости передачи им мешка с рублями, начали с двух миллионов долларов. Но рынок есть рынок. Упали до ста миллионов. А в последние дни на кону стоял дисконт в 75 миллионов. (Коля Полковников еще им предъявит за такое финансовое к нему неуважение.) Но еще они твердили о том, кому все это надо отнести. И открытым текстом называли того самого инициатора дела по казино, подполковника Федосова. 

Безусловно, просится ирония: сами посадили, сами выручили.  

Но! 24 декабря они согласились с обвинением и признались, что Федосов был не в курсе их маневра. Мол, они от него узнавали подробности, поняли, что Николай Полковников и так вскоре выйдет, так как дело его некудышное, да и затеяли тот самый «самокат». То есть брали под то, что и так произойдет. 

Ну, самокат так самокат. Однако и к подполковнику Федосову возникнут наверняка вопросы. Например, откуда гражданские лица, пусть и постоянно помогающие ему в качестве понятых, настолько осведомлены о всех нюансах расследования. По данным «Фонтанки», они оперировали даже фамилиями уровня заместителя прокурора Петербурга, начальника управления по контролю за следствием. Даже указывали, чуть ли не во что одевается следователь.

В воскресенье Пешкова и Калинина повезут в Смольнинский суд на арест. Журналист смог спросить в Следственном комитете, зачем закрывать людей, коль они покаялись. Не душегубы. 

– Так второй раз за месяц под нас берут. Мы должны отвечать им, – ответили нам и подарили прелестную метафору: – Как за стойкой в баре: «Мне два по сто в одну посуду». Вот так и здесь.

В финале автора осенило: «Может, все проще? Просто в ГУСБ ставка такая – за что ни возьмись, всё по сто миллионов».