Друг Ельцина, враг Путина: какой след Борис Немцов оставил в политике

Борису Немцову было 55 лет. Он многое успел: ученый, губернатор, вице-премьер, депутат, оппозиционер. Вспоминая о нем, люди то и дело используют слова «яркий» и «талантливый».
02.03.2015
Физик

Борис Немцов родился 9 октября 1959 года в Сочи. Его отец Ефим Немцов работал в нефтяной промышленности, мать Дина Эйдман – врачом. Борису еще не исполнилось шести лет, когда родители развелись, и ему пришлось вместе с матер​ью переехать в Горький (Нижний Новгород). 

В 1981 году Немцов с отличием окончил радиофизический факультет Горьковского государственного университета. Работал в Горьковском научно-исследовательском радиофизическом институте Академии наук СССР под началом своего дяди, известного ученого Вилена Эйдмана. 

«По-настоящему талантливый физик», – сказал о нем позднее нобелевский лауреат Виталий Гинзбург. Немцов – автор более 60 научных работ по квантовой физике, термодинамике, акустике. 

Губернатор 

В конце 1980-х Немцов стал активистом экологического движения, боролся против строительства Горьковской атомной станции теплоснабжения. В 1990-м был избран народным депутатом РСФСР. В 1991-м стал доверенным лицом Бориса Ельцина в Нижегородской области во время выборов президента России. «Когда президент отправил его своим доверенным лицом в Нижегородскую область, Немцов не стал получать талон на личную машину, в городе жил в однокомнатной квартире вместе со своей матерью», – рассказывает Иван Рыбкин, председатель Госдумы с 1994 по 1996 год. 

В декабре 1991 года Ельцин назначил Немцова главой администрации Нижегородской области. 

Масштабные реформы в области начались в 1992 году, когда экономист Григорий Явлинский и руководимый им «ЭПИцентр» предложили молодому главе региона стратегию развития Нижегородской области – «Нижегородский пролог». «Там вся бывшая администрация разбежалась после путча, а ему нужна была помощь», – вспоминает Явлинский. 

Будучи губернатором, Немцов познакомился с Егором Гайдаром и Анатолием Чубайсом, знает бывший зампредседателя СПС Леонид Гозман: Гайдар и Чубайс ездили в Нижегородскую область, где в качестве пилотного проекта проводилась малая приватизация; Немцов с энтузиазмом относился к этому начинанию, постепенно профессиональные отношения перешли в глубокие личные. В собственность предпринимателей уходили офисы, грузовики и средства производства, аукционы проводились вживую, вспоминает нижегородский журналист, доверенное лицо Немцова на выборах губернатора и в Госдуму Нина Зверева. Немцов давал кредиты бизнесу без процентов, появились инвестиции, он же договорился с европейскими банками о гарантиях, в области было построено 200 перерабатывающих заводов. 

Нижегородская область первой пошла на региональный выпуск облигаций. Это решило проблему денег, впоследствии заем был полностью выплачен. «Самыми главными проблемами были галопирующая инфляция и нарастающая безработица. В этих условиях очень сложно было защитить население», – рассказывает Явлинский. По его словам, они придумали специальный заем, на средства от которого были закуплены горюче-смазочные материалы (ГСМ). ГСМ стали резервом, который в условиях очень быстрой инфляции позволял сохранить вложенные средства – область даже торговала этими ГСМ с соседями. «Были использованы разные системы социальных индикаторов, которые позволяли удержать от скатывания в бедность большие группы населения, впервые была введена система одного окна при регистрации, к тому же всем частным предпринимателям была гарантирована защита от имени администрации области», – перечисляет Явлинский.
 
Когда Рыбкин стал председателем Госдумы, Немцов приехал к нему с руководителем Горьковского автомобильного завода Николаем Пугиным и стал говорить, как важно сохранить завод. «Но уж больно модели были не ахти, – вспоминает Рыбкин. – Они предложили создать небольшой автомобиль и назвать его в честь Ельцина – «ГАЗ-ель». 

«Нижний Новгород тогда был передовым регионом России, было ощущение, что в этом котле мы и сварим новую Россию», – говорит Зверева. Она также вспоминает Немцова как «талантливого продвигателя» всех своих проектов: «В 1993 году в Нижний приехала Маргарет Тэтчер. Когда открывали новую дорогу от Нижнего до Дзержинска, он поставил на капот рюмку с водкой, и машина поехала со скоростью 80 км в час – задача была не расплескать, чтобы показать качество дорог». 

В декабре 1995 года Немцов избрался на второй срок, победив с результатом 58,37%. «Потом к нему пришло разочарование: первые гробы после первой Чеченской кампании он воспринял как огромную трагедию и ошибку Кремля. Немцов устроил на площади Горького похороны ребят из Нижнего, собрал подписи за отмену войны в Чечне, чем вызвал сильный гнев Ельцина», – говорит Зверева. В 1996 году Немцов собрал миллион подписей против войны в Чечне: «Я загрузил папки в «ГАЗель» и привез в Москву. Оставил «ГАЗель» на Васильевском спуске, вытащил одну пачку с подписными листами и пошел в Кремль». 

Младореформатор 

В марте 1997 года Немцов был назначен первым вице-премьером России. Его и вице-премьера Анатолия Чубайса сразу стали называть младореформаторами. Ельцин потом вспоминал, как пришел к решению позвать Немцова в Москву: «Я приехал в Нижний Новгород, где он был губернатором. Много мы с ним говорили, потом я помотался по предприятиям, магазинам, с людьми встретился и понял, что отношение к нему хорошее. Человек, сразу видно, энергичный, умный, значит, надо его поднять. Это вообще мой принцип при подборе кадров. Человека стоит выдвигать на новую должность, пока он до этой должности немного не дорос». 

В своей автобиографии первый российский президент рассказывает, что Немцов «обещал самим своим появлением обеспечить правительству совершенно другой ресурс доверия. И совсем другой политический климат в стране. Кстати, никто из молодых категорически не хотел идти ни в правительство, ни в Кремль. Все активно сопротивлялись... Чубайс почти кричал на Бориса: «Раз ты такой умный, нас критикуешь, так возьми на себя хоть часть ответственности». Но Немцов спокойно уехал домой. Ну и упертый характер… Пожалуй, на мой похож», – вспоминал Ельцин. В итоге Немцова уговорила пойти в правительство дочь президента Татьяна Дьяченко. 

В правительстве Немцов курировал социальный блок, жилищно-коммунальное хозяйство и строительство, естественные монополии и антимонопольную политику. Ельцин в интервью «Московским новостям» в 2003 году рассказал, как по инициативе Немцова он подписал указ о проведении открытых конкурсов среди частных фирм, которые осуществляли госпоставки. «В правительстве он был среди мейнстрима, почти все его инициативы поддерживались, так как он был на стороне большинства», – вспоминает бывший министр труда и социального развития Оксана Дмитриева. Евгений Гонтмахер, в прошлом начальник департамента социального развития аппарата правительства, рассказал, что они вместе работали над пенсионной реформой: «Мы ездили в Чили и изучали их реформу. Борис Ефимович очень загорелся идеей ввести накопительную часть. Я наблюдал, как он пытался начать реформу электроэнергетики, пытался ввести рыночные отношения в нефтяной и газовой отрасли, но это не получилось». 

С апреля по ноябрь 1997 года, оставаясь вице-премьером, Немцов занимал должность министра топлива и энергетики. В этом качестве Немцов возглавил коллегию представителей государства в правлении «Газпрома» и провозгласил курс на демонополизацию газовой отрасли. Он подготовил для Ельцина указ «Об основных положениях структурной реформы в сферах естественных монополий». В нем предлагалось либерализовать сразу четыре монополии – электроэнергетику, газовую отрасль, железные дороги и связь, жестко разграничив конкурентные и монопольные виды деятельности. 

Концерн, который возглавлял один из сподвижников тогдашнего премьера Виктора Черномырдина Рем Вяхирев, ответил жестким сопротивлением. «Газпромовская» вкладка в газеты «Труд» и «Рабочая трибуна» принялась разоблачать «молодых реформаторов», которые, по указке МВФ, собрались расчленить «Газпром». «Газпрому» тогда удалось отбиться от реформ, но электроэнергетическая сфера переформатирована все-таки была – в ходе реформы РАО «ЕЭС России» в 2003–2008 годах. 

Немцов инициировал принятие важнейших решений о возврате государственого контроля над энергетической отраслью, в частности, над «Газпромом», вспоминает Борис Надеждин (он работал в аппарате вице-премьера). «Газпром» в то время был совершено самостоятельной компанией, налогов не платил, кроме того, в архивах правительства обнаружился тайный договор, который позволял концерну (им руководил Вяхирев) за небольшие деньги приобрести государственный пакет ее акций, рассказал политик. По его словам, Немцов добивался отмены договора, ходил к президенту Ельцину, против был премьер-министр Виктор Черномырдин – выходец из «Газпрома». 

Известный спекулянт Джордж Сорос в интервью The Guardian в 2000 году вспоминал, как Немцов не пустил Бориса Березовского в «Газпром». В июне 1997 года Березовский пригласил Сороса в Сочи на встречу с Черномырдиным, а обратно в Москву отвез американца своим самолетом: «По дороге он говорил, что и Чубайс, и Немцов поддерживают его кандидатуру. Я не поверил и спросил самого Немцова. Тот об этом впервые слышал. «Только через мой труп», – отреагировал он». 

С именем Немцова связана чуть ли не единственная честная приватизационная сделка 1990-х. Блокпакет «Связьинвеста» в 1997 году был продан за беспрецедентную сумму $1,875 млрд консорциуму инвесторов во главе с Владимиром Потаниным и Соросом. Впоследствии Сорос называл эту инвестицию худшей в своей жизни. «Я хорошо помню, как ты сжег свою репутацию, грудью встав против попыток Б. и Г. [Бориса Березовского и Владимира Гусинского] отхватить себе «Связьинвест», что стоило тебе карьеры – когда потом Ельцин сказал тебе, что «устал тебя защищать», – написал на этих выходных в своем блоге политик Владимир Милов. 

Немцов внес свой вклад и в становление мобильной связи в России. Летом 1998 года как вице-премьер, курировавший телеком, он издал распоряжение дополнить лицензию на строительство сети стандарта GSM, выданную компании «ВымпелКом» (владелец сети «Билайн») – компания получила дополнительные частоты. Это позволило ей на равных конкурировать с другим пионером рынка – «Мобильными телесистемами» (МТС) – тогдашний замгендиректора «ВымпелКома» Николай Прянишников говорил в 2000 году, что, не будь распоряжения Немцова, цены на столичном рынке сотовой связи были бы в полтора раза выше, а число абонентов – в полтора раза ниже. 

Среди реформ Немцова были такие, над которыми было принято смеяться, одна из них – попытка пересадить чиновников на «Волги». Надеждин говорит, что к моменту объявления реформы накопил $20 тыс., чтобы сменить свою старую «Волгу» на иномарку, но Немцов сообщил ему, что  придется купить новую «Волгу». Будучи лояльным чиновником, Надеждин отправился на завод в Нижегородскую область, где ему собрали прекрасный автомобиль, в котором от «Волги» был лишь корпус, а начинка – от иномарки. Обошлась машина ровно в скопленные $ 20 тыс., говорит Надеждин. Но до Москвы машина не доехала: какие-то технические сложности мешали надежному соединению отечественного кузова и зарубежного механизма, объясняет политик – у автомобиля все время выпадал задний мост. Потребовалось три поездки Надеждина на завод, прежде чем автомобиль стал надежным. Многие чиновники также подчинились указанию и пересели на «Волги», вспоминает Надеждин. Сам Немцов ездил на машине той же марки с механизмом от «Мерседеса». Но продлилось это недолго, идея не прижилась. 

Немцов и Надеждин были уволены из правительства одновременно – после дефолта 1998 года было отправлено в отставку правительство Сергея Кириенко. По кабинетам увольняемых чиновников ходил маленький человек в черном костюме с группой медиков, Надеждину он объяснил, что сообщает чиновникам об увольнении еще с советских времен, многим становилось плохо, сказал собеседник. Надеждин и Немцов же после увольнения пошли на Горбатый мост в центре Москвы, где долгое время, стуча касками, протестовали шахтеры. Сообщив протестующим, что они «достучались, и их уволили», бывшие чиновники выпили с шахтерами водки и расстались по-дружески, рассказал Надеждин. 

Немцов вспоминал, что Ельцин предлагал ему остаться, но Немцов сам не захотел быть в новом правительстве белой вороной. 

Ельцин признавал, что видел в Немцове своего возможного преемника. Однако отверг эту кандидатуру, поскольку был уверен, что избиратели не поддержат правых на выборах. Сам Немцов об этом говорил так: «Действительно, Ельцин одно время хотел, чтобы я был преемником. Ведь я был успешным губернатором, которому удалось что-то полезное сделать в Нижнем: проложили 2000 км дорог, восстановили храмы, обеспечили жильем военных. И вот в этом причина такого большого рейтинга. А упал он потому, что мой приход в Москву шел под лозунгом «Демонтируем бандитский капитализм!» Это был лозунг борьбы с олигархами. Потом олигархат начал с нами информационную войну на уничтожение, и поскольку Березовский с Гусинским владели ведущими российскими телеканалами, то с помощью информационных технологий разрушили мой рейтинг, вот и вся история. Тогда еще олигархов поддерживала Татьяна Дьяченко, дочь Бориса Ельцина, и ближайшее окружение Ельцина, в частности глава его администрации Валентин Юмашев. Это тогда называлось одним словом – «Семья». 

Депутат 

В 1998 году политик создал движение «Россия молодая», вошедшее в августе 1999 года в блок «Союз правых сил» (СПС). СПС на выборах 1999-2000 годов выдвинул лозунг: «Путина – в президенты, Кириенко – в Государственную думу. Молодых надо!»  

Немцов и лично поддержал Владимира Путина. «Я считаю, что Россия должна избрать нового президента, честного, физически крепкого и ответственного. Я убежден, что следующим президентом должен быть Владимир Владимирович Путин. Если сейчас ему не скрутят руки-ноги известные люди, то, я убежден, у него есть все шансы, чтобы за него проголосовали. По крайней мере, я его буду всячески поддерживать», – заявил он на дебатах в эфире радиостанции «Эхо Москвы» 27 ноября 1999 года. 

СПС прошел в Думу, а Немцов стал заместителем председателя нижней палаты парламента.  

У Немцова была репутация абсолютно честного человека, все знали, что ему можно доверить любые деньги, и это в среде, где не все так вели себя, указывает Гозман. По его словам, возглавив политический совет СПС, Немцов сумел сделать так, чтобы партия сохраняла независимость от спонсоров: ввел правило, согласно которому никто из них не мог финансировать ее более чем на 10% от ее бюджета – тогда еще СПС охотно жертвовали, это было не опасно. 

Будучи депутатом, Немцов продолжил выступать против войны в Чечне. В 2000 году в Назрани он вместе с группой других депутатов подписал протокол из пяти пунктов, в которых говорилось, что не существует военного решения проблемы, поэтому следует начать мирные переговоры, в которых «будут участвовать люди, избранные народом». «Главной целью всех усилий мы считаем создание условий для возвращения беженцев, искоренить терроризм и бандитизм», — сказал Немцов. 

Фракция СПС в Госдуме была самой маленькой, но ее влияние было велико – это было бы невозможно без участия ее руководителя, которым был Немцов, говорит Гозман. Немцов умел собирать профессиональные кадры, такие люди работали в аппарате фракции – в частности Надеждин, согласна бывший пресс-секретарь Немцова Лилия Дубовая. Кроме того, Немцов нес на себе процентов 70% публичной активности всей фракции: в отличие от многих, он охотно выступал перед телекамерами и умел это делать, объясняет Дубовая.  

Немцов был профессиональным публичным политиком, рутинной работы не любил, был «человеком-фейерверком» – у него была масса идей, но они воплощались, если находились люди, готовые реализовать их, отмечает Дубовая. Ему нравилось казаться «легковесным», но на самом деле это было не так, говорит Гозман: прежде чем с расслабленным видом сидеть на заседании правительства и задавать якобы случайные вопросы, он серьезно готовился, запрашивал множество документов и консультировался со специалистами. 

Немцов настороженно относился к Путину, но во время его первого президентского срока вынужденно демонстрировал лояльность, подчиняясь партийной дисциплине и позиции Чубайса и Гайдара, говорит Дубовая. После проигрыша СПС на парламентских выборах 2003 года и после отхода от партии Чубайса позиция Немцова становилась все более жесткой и после неудачных для партии выборов 2007 года он окончательно перешел в оппозицию, вспоминает она. 

Гозман вспоминает, как СПС перестал существовать. В ноябре 2008 года на последнем съезде было принято решение об участии организации в кремлевском проекте «Правое дело» (ПД). Тогда СПС должен был объединиться с «Демократической партией России» Андрея Богданова и «Гражданской силой» Михаила Барщевского, хотя в партии обе организации считали «спойлерскими». Это была единственная альтернатива роспуску, которая была предложена СПС властями: у партии были серьезные финансовые проблемы. Позиции Немцова и Гозмана, который впоследствии стал одним из трех сопредседателей ПД, тогда диаметрально разошлись. На съезде Гозман – и.о. председателя СПС – убеждал соратников воспользоваться данным властями шансом. Немцов, приостановивший членство в партии вскоре после неудачных выборов, прибыл на съезд с призывом сохранить СПС и объявлением о том, что нашел финансирование. На вопрос делегатов, кто именно будет финансировать партию, Немцов отвечать отказался, сказав лишь, что речь о российских бизнесменах. В результате 90% съезда поддержали предложение об участии в ПД, вспоминает Гозман. 

Оппозиционер 

В декабре 2008 года Немцов вошел в президиум и политсовет созданного оппозиционного движения «Солидарность».  

В том же году Немцов совместно с Миловым подготовил масштабный доклад, посвященный критике деятельности Путина на должностях президента и председателя правительства России. В докладе впервые популярно было рассказано о бизнесе друзей Путина. «Это сейчас все знают о том, кто такие Ротенберги и Тимченко, а тогда энтузиастом этой антикоррупционной темы был ты. Ты первый вывел эту тему в мейнстрим в таком виде, чтобы все об этом говорили», – пишет Милов о Немцове. 

В июле 2009 года Немцов возглавил штаб «Солидарности» по выборам в Московскую городскую думу. Всем кандидатам от движения было отказано в регистрации. Немцов продолжал политическую борьбу: в 2010 году он вместе с экс-премьером России Михаилом Касьяновым, политиками Миловым и Владимиром Рыжковым объявил о создании оппозиционной коалиции «За Россию без произвола и коррупции». Созданная на ее основе политическая партия для участия в президентских и парламентских выборах была учреждена в декабре 2010 года, получив название Партия народной свободы (ПАРНАС). В июне 2012 года ПАРНАС объединилась с Республиканской партией России Рыжкова, восстановившей регистрацию в Минюсте, и Немцов стал одним из сопредседателей РПР-ПАРНАС. 

16 декабря 2010 года в телепрограмме «Разговоры с Владимиром Путиным» тогдашний глава правительства отвечал на вопросы, которые он сам отобрал. Зачитав вопрос неизвестного автора «Чего на самом деле хотят Немцов, Рыжков, Милов и так далее?», премьер-министр ответил: «Денег и власти, чего они еще хотят?! В свое время они поураганили, в 90-х годах утащили вместе с Березовским и теми, кто сейчас находится в местах лишения свободы, о которых мы сегодня вспоминали [Михаиле Ходорковском], немало миллиардов». 

В январе 2011 года Немцов подал в Мосгорсуд иск к Путину о защите чести и достоинства по факту клеветы. В феврале иск был отклонен, так как, по мнению суда, «фамилии Немцова, Рыжкова и Милова употреблены не в качестве имен собственных, а исключительно в нарицательном значении этих фамилий для обозначения определенного класса политических деятелей». 

Немцов был одним из основных лидеров протестных митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова в 2011–2012 годах. «Требования нашего митинга: немедленная отмена фальшивых выборов. Депутаты, если считают, что они с народом, обязаны сдать мандаты. Они никакие не депутаты, они воровским образом пролезли в Думу, и никто им верить не будет», – заявил он на митинге на Болотной площади 10 декабря. 

Депутат-2 

«В Ярославле летом в 2013 года случился арест народного мэра Евгения Урлашова, была очень высокая протестная активность, в канун выборов в областную Думу решалось, кто от оппозиции пойдет в качестве лидера, пытались найти разного рода местных кандидатов, в том числе местных олигархов, их не нашлось, поэтому вполне логичным было появление Бориса Немцова», – вспоминает председатель регионального отделения Партии прогресса Андрей Алексеев.
 
Они приехали в августе 2013 года и предложили Партии 5 декабря и «Народному альянсу» создать коалицию и пойти вместе на выборы, список возглавил Немцов и суммарно на три партии набрали кандидатов на все округа, говорит Алексеев. 

«Была серьезная борьба, преимущество было на стороне власти, мы заработали один мандат, и он достался Борису Немцову. Никто не верил, что он останется работать в регионе, думали, что он передаст мандат, но его позиция была в том, что он останется. Это многих поразило – поначалу был большой скепсис, но в итоге многие изменили к нему отношение. Свои обязательства он выполнил», – рассказал Алексеев. 

Немцов расследовал деятельность ярославских чиновников, результаты регулярно публиковал на своей странице в Facebook, о некоторых из них сообщали федеральные издания. Два высокопоставленных ярославских чиновника – вице-губернатор Александр Сенин и руководитель регионального департамента здравоохранения Сергей Вундервальд – ушли в отставку после разоблачений Немцова. Политик выяснил, что жена первого – куратора регионального департамента здравоохранения и фармации – работает в фармацевтической отрасли, и ее компания выигрывает региональные конкурсы на закупки медпрепаратов. Немцов обратился в Следственный комитет, после чего губернатора региона Сергея Ястребова вызвали в Кремль, и тот уволил Сенина, следовало из сообщений Немцова. 

«Немцов много кому испортил карьеру в области. Он делал все ярко», – сказал РБК депутат муниципалитета Ярославля, зампредседателя фракции КПРФ Антон Голицын. Немцов занялся расследованиями завышенных бюджетных расходов на здравоохранение около года назад, вспоминает руководитель проекта «Муниципальный сканер» Михаил Маглов: «Он попросил помочь проверить расходы на закупку лекарств для онкобольных, после того как Сенин в очередной раз попросил у облдумы дополнительных средств». 

Позднее Немцов обвинил в конфликте интересов и самого губернатора Ярославской области, потребовав его отставки, рассказывает Маглов. Дочь Ястребова Елена работает в фармацевтической компании «Р-Фарм», которая поставляет в регион медпрепараты, в частности для онкобольных, по завышенным ценам, говорил он газете «Коммерсантъ». В течение 2014 года Немцов выдвинул против губернатора еще несколько обвинений: сообщал о наличии у Ястребова незадекларированной усадьбы стоимостью 15–23 млн руб. в местной деревне Мужево, а также о покупке квартиры для дочери в таунхаусе на Новой Риге. 

Но добиться отставки Ястребова Немцову не удалось. Ястребов на вопрос РБК, считал ли он полезной для региона антикоррупционную деятельность Немцова, ответил односложно: «Да». 

«Каждый должен сам для себя решить, готов он к рискам или нет. Могу сказать лишь про себя. Я счастлив, что могу говорить правду, быть самим собой и не пресмыкаться перед жалкими, вороватыми властями. Свобода стоит дорого», – написал Немцов на своей странице в Facebook два месяца назад.​