Доказательство вины Арашуковых достали из-под сукна

По делу подсудимых Арашуковых выступил следователь-свидетель.
17.06.2022
Как стало известно «Ъ», в Мосгорсуде по делу предпринимателя Рауля Арашукова и его сына, экс-сенатора от Карачаево-Черкесии (КЧР) Рауфа Арашукова, обвиняемых в организации преступного сообщества и убийств, выступил свидетель обвинения — следователь управления Следственного комитета России (СУ СКР) по КЧР. Он рассказал о соучастнике убийства из окружения Рауля и Рауфа Арашуковых, оформившем явку с повинной, дело которого у него забрало и положило под сукно руководство СУ СКР.

После установления личности и должности следователя Рустама Гогушева председательствующая Елена Гученкова попросила свидетеля ответить, не имеет ли он оснований для оговора главных подсудимых Рауля и Рауфа Арашуковых, а также их соучастников — бывших руководителя СУ СКР по КЧР Казбека Булатова, следователя Андрей Филиппова и начальника Центра по противодействию экстремизму республиканского МВД Тимура Бетуганова. Свидетель ответил, что с коллегами-силовиками у него были рабочие отношения, а с экс-сенатором от КЧР Рауфом Арашуковым и его отцом — советником гендиректора компании «Газпром Межрегионгаз» Раулем Арашуковым вообще никаких. Свидетель, впрочем, вспомнил, что допрашивал Рауфа Арашукова в рамках расследования уголовного дела об убийстве в 2010 году лидера молодежного движения «Адыгэ Хасэ» Аслана Жукова.

Затем, отвечая на вопросы прокурора Марии Семененко, Рустам Гогушев сообщил, что 14 августа 2018 года ему позвонили сотрудники регионального УФСБ и сообщили, чтобы он никуда не отлучался, поскольку они привезут на допрос человека, сознавшегося в причастности к убийству господина Жукова и якобы даже советника главы республики Фраля Шебзухова — преступление было совершено в том же 2010 году. К немалому удивлению Рустама Гогушева, злоумышленником оказался человек, близкий к семье Арашуковых,— Гузер Хашукаев. Отметим, что некоторые считали его «правой рукой» Рауфа Арашукова.

Не очень доверяя этому признанию, следователь Гогушев постарался понять, применялись ли к задержанному силовые методы дознания.

«Я могу утверждать, что Хашукаев говорил правду, поскольку ни руки, ни лицо у него не пострадали,— пояснил старший следователь по особо важным делам Гогушев.— А больше добавить не могу, поскольку я Хашукаева не раздевал».

Но какие-то сомнения у господина Гогушева, по его словам, все-таки возникли, в связи с чем он после допроса отправил Гузера Хошукаева в Бюро судебной и медицинской экспертизы на освидетельствование. Однако к каким выводам пришли медики, Рустам Гогушев так и не узнал, поскольку впоследствии был отстранен от расследования.

Дело в том, рассказал свидетель, что в начале сентября 2018 года ему пришлось уйти в плановый отпуск, а вернувшись он узнал, что исполнявший тогда обязанности руководителя СУ СКР по КЧР Казбек Булатов перепоручил расследование дела об убийстве Аслана Жукова другому следователю — Андрею Филиппову. Рустам Гогушев с этим спорить не стал и в дальнейшем не особо интересовался, как продвигалось следствие. А оно и не продвигалось, поскольку в вышестоящем ГСУ СКР потом установили, что расследование убийства молодежного лидера просто положили под сукно.

Тем временем признавшийся в причастности к убийствам Гузер Хашукаев в конце 2018 года стал утверждать, что силовое воздействие на него все же оказывалось, в связи с чем он подал на оперативников управления по борьбе с экстремизмом заявление в прокуратуру КЧР, где у Рауля и Рауфа Арашуковых, как считается, были хорошие связи. Впоследствии, правда, выяснилось, что никакого воздействия на сознавшегося Хашукаева не оказывалось, после чего уже в ГСУ СКР было возбуждено дело об умышленном оговоре.

Кстати, в Мосгорсуде во время допроса Рустама Гогушева Гузер Хашукаев также присутствовал в зале — это выяснилось, когда гособвинитель Семененко продемонстрировала видеозапись допроса последнего в УФСБ по КЧР.

На записи было видно, что никто Гузера Хашукаева не бил и даже к нему не прикасался. Но у адвокатов вызвало сомнение то, что, сидя за столом в УФСБ, допрашиваемый постоянно держал в руке некую салфетку. Впрочем, сам он заявил, что салфетку держал в руках для удобства.

В ходе допроса следователя Гогушева госпожа Семененко продемонстрировала присяжным листки, на которых схематично, но четко была указана связь между отцом и сыном Арашуковыми и убийствами господ Жукова и Шебзухова. Якобы еще в 2012 году эти листки были подброшены в почтовый ящик сестры покойного Жукова, после чего женщина отнесла их для изучения в региональное СУ СКР. Однако там никакой проверки подлинности этих листков не провели. В этом прокуроры обвиняли в суде тогдашнего руководителя управления СКР Булатова, сидевшего тут же в «аквариуме» Мосгорсуда.

После окончания допроса Рустама Гогушева председательствующая отпустила его, сообщив всем, что следователю надо срочно вылететь на родину. В свою очередь адвокат Рауля Арашукова Владимир Постанюк заявил «Ъ», что в самое ближайшее время намерен заявить ходатайство о допуске к подзащитному врача. По его словам, еще два месяца назад у Арашукова-старшего были обнаружены признаки онкологии, в связи с чем врач СИЗО рекомендовал углубленное обследование. Специалиста к подсудимому пока, правда, не пустили.