Дмитрий Зимин прекращает финансирование фонда «Династия»

Некоммерческая организация вряд ли сможет продолжить существование.
27.05.2015
Вчера Минюст включил научно-просветительский фонд "Династия" Дмитрия Зимина и просветительский фонд научного руководителя Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ) Евгения Ясина "Либеральная миссия" в реестр иностранных агентов. Руководство "Династии" может объявить о ликвидации организации — окончательное решение будет принято на заседании фонда 8 июня. В научном сообществе действия Минюста вызвали возмущение. Вчера же депутат Виталий Золочевский из ЛДПР попросил Генпрокуратуру определить, соответствуют ли новому понятию о нежелательных для России международных и иностранных организациях "Трансперенси интернешнл — Россия", Московский центр Карнеги, "Международный мемориал" и Human Right Watch. А Александр Сидякин ("Единая Россия") просит внепланово проверить "Открытую Россию".

Включить в реестр иностранных агентов научно-просветительский фонд "Династия", созданный в 2001 году основателем "Вымпелкома" Дмитрием Зиминым, Минюст решил по итогам плановой, как сказано в официальном сообщении ведомства, проверки. Вчера же в реестр попал научный фонд теоретических и прикладных исследований "Либеральная миссия", основанный научным руководителем Высшей школы экономики Евгением Ясиным. Сам господин Ясин заявил "Ъ", что "фонд никогда никаких иностранных денег не получал". "То, что нам приписывают,— это спонсорская помощь от Дмитрия Зимина. Решение Минюста остается на совести тех людей, которые его вынесли. Видимо, по-другому они работать не умеют",— сказал господин Ясин. По его словам, руководство "Либеральной миссии" "будет бороться за свое имя и доказывать, что мы патриоты и не являемся ничьими агентами". Теперь в реестре 61 НКО.

В Минюсте "Ъ" не смогли ответить на вопрос, из каких иностранных источников финансировалась деятельность фонда "Династия", сколько средств было получено из-за рубежа и на какие проекты.

Впервые информация о возможном включении "Династии" в реестр появилась в начале мая. Вчера утром журналист Александр Невзоров со ссылкой на свои источники сообщил "Эху Москвы", что фонд может прекратить свою работу. В самом фонде это не подтвердили, но и не опровергли. Менеджер проектов фонда "Династия" Галина Кобтева заявила "Ъ", что говорить о возможном закрытии фонда может только Дмитрий Зимин, который сейчас находится за границей. "8 июня состоится закрытое заседание совета фонда,— сказала госпожа Кобтева.— На нем примут решение, как дальше работать".

В научном сообществе решение Минюста критикуют. "Работа фонда фантастически важна для самых разных областей российской науки и образования,— заявил "Ъ" астрофизик, ведущий научный сотрудник ГАИШ имени Штернберга Сергей Попов.— Проекты фонда охватывают широкий спектр научных направлений, они помогают исследователям, издают научно-популярные книги. В свое время я остался работать в России именно потому, что получил поддержку "Династии"". По словам господина Попова, статус иностранного агента серьезно осложнит работу фонда с бюджетными организациями. "Династия" поддерживает большое количество "физических институтов, часть которых напрямую связана с оборонкой и космосом": "Если на счета бюджетной организации будут поступать деньги от иностранного агента, как на это посмотрят проверяющие?"

"Это ошибка, и очень серьезная,— заявил "Ъ" член президиума РАН, один из самых высокоцитируемых российских ученых, физик Валерий Рубаков.— Все прекрасно знают, что фонд существует на личные деньги Дмитрия Борисовича. А его называют агентом — у нас ведь это слово имеет вполне понятный оттенок". Господин Рубаков считает, что признание "Династии" иностранным агентом может привести "к печальным последствиям для научной молодежи, которой фонд очень серьезно помогает": "Власти, вместо того чтобы поддерживать такого рода деятельность, наоборот, только мешают".

Председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений Ярослав Нилов полагает, что Минюст, принимая решение о включении "Династии" и "Либеральной миссии" в реестр иностранных агентов, "хорошо подумал и взвесил все риски". "Любое включение НКО в реестр — это инфоповод. Скорее всего, если НКО включили в реестр, значит, признаки политической деятельности в ее деятельности действительно есть",— сказал "Ъ" господин Нилов. При этом он признает, что само понятие "политическая деятельность" в закон об НКО "расплывчато".

Пока Минюст управлялся с нормами уже давно действующего закона, депутаты Госдумы примерялись к новым. Виталий Золочевский (ЛДПР) попросил Генпрокуратуру проверить, подпадает ли работа "Трансперенси интернешнл — Россия", Московского центра Карнеги, "Международного мемориала" и Human Right Watch под понятие нежелательной в РФ.

Поправки в "антимагнитский закон" (известен как "закон Димы Яковлева"), которые позволяют пресекать деятельность в России международных и иностранных неправительственных организаций, признанных нежелательными, Владимир Путин подписал 23 мая. "Я хочу, чтобы в нашей стране работали организации, действующие в интересах страны, а не угрожающие ее безопасности, обороноспособности и конституционному строю",— заявил "Ъ" господин Золочевский.

В организациях уже заявили, что нормы закона определены "нечетко" и допускают "расширенное и произвольное толкование". "Четких правовых критериев статуса нежелательности на территории РФ" нет, говорится в обнародованном вчера заключении уполномоченного по правам человека РФ Эллы Памфиловой. Нет в законе и "возможности обжалования решения о статусе нежелательности в судебном порядке", указала она.

Впрочем, депутаты не только пользуются уже принятыми нормами, но и думают о новых. Александр Сидякин ("Единая Россия") попросил генпрокурора Юрия Чайку провести внеочередную проверку и выяснить, насколько соотносится с законодательством, в том числе "Об общественных объединениях", работа "общественного движения "Открытая Россия"". От его лица, следует из запроса, "ведется активная деятельность по организации и проведению политических акций" в целях изменения госполитики, "а также формированию общественного мнения в этих целях". При этом "Открытая Россия" не зарегистрирована как общественное движение и не имеет его формальных признаков, в том числе устава и постоянно действующего органа управления, а значит, фактически не ограничена законом, в том числе по части финансирования, считает господин Сидякин. После ответа Генпрокуратуры, не исключает депутат, можно поставить вопрос о дополнительном законодательном регулировании таких объединений граждан.

Запрос генпрокурору господин Сидякин направил после того, как повода для внесения "Открытой России" в реестр НКО--иностранных агентов не нашел Минюст. В письме от 21 мая замминистра юстиции Сергей Герасимов уведомил депутата об официальной регистрации только двух юрлиц с названием "Открытая Россия": в форме общества с ограниченной ответственностью и в форме межрегиональной общественной организации (МОО). Последняя была создана еще в конце 2001 года с участием акционеров НК ЮКОС. Минюст установил, что "отдельные положения" устава МОО позволяют ему "участвовать в политической деятельности", но сведениями об участии организации в ней на территории РФ ведомство "не располагает". Кроме того, по данным Росфинмониторинга, с 2012 года организация иностранного финансирования не получала. "Она не продолжает деятельность, но она не ликвидирована, сдаются отчеты с соблюдением законодательства",— пояснила "Ъ" соучредитель МОО "Открытая Россия" Ирина Ясина.

Ярослав Нилов подчеркивает, что неформальных объединений много, заставлять их регистрироваться или применять санкции к ним нельзя: "На основании чего?" Действующая сейчас "Открытая Россия" — это "сетевое общественное движение", такого формата нет в российском законодательстве, как и требований к нему, пояснила "Ъ" представитель "Открытой России" Кюлле Писпанен.

Что такое фонд "Династия"

Досье

Некоммерческий фонд социальных инвестиций "Династия" создан в 2002 году основателем компании "Вымпелком" Дмитрием Зиминым. Основные задачи фонда — развитие фундаментальной науки и образования, создание условий для работы ученых, популяризация науки и просвещение. "Династия" ведет более 20 программ и проектов — поддержки молодых физиков и математиков, поддержки учителей, поддержки одаренных школьников и подготовки будущих ученых, фестивали популярной науки, публичные лекции ученых с мировых именем. Ежегодно фонд проводит 15 открытых конкурсов, по итогам которых распределяются гранты и стипендии. При поддержке и участии фонда созданы сайт о фундаментальной науке "Элементы" и издательский проект "Библиотека фонда "Династия"", собравшая мировые бестселлеры научно-популярной литературы.

Работой фонда руководит совет, возглавляемый депутатом Госдумы от "Справедливой России", основателем компании "Рольф" Сергеем Петровым. Согласно отчетности, в 2014 году фонд израсходовал 8,4 млн руб., полученных от российских организаций и граждан, и 328,3 млн руб., поступивших от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства. В 2015 году планируемый бюджет программ и проектов фонда — 435 млн руб.

После заявления Минюста о признании фонда «Династия» иностранным агентом его основатель Дмитрий Зимин сообщил, что прекращает финансирование некоммерческой органзации. По словам господина Зимина, без его денег фонд вряд ли сможет продолжить существование. Большинство правозащитников раскритиковало решение Минюста и действующий закон «Об иностранных агентах». Уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова предложила «Династии» оспорить решение.

Во вторник Дмитрий Зимин сообщил о том, что прекращает финансирование фонда «Династия». «Тратить свои личные деньги под маркой неведомого мне иностранного государства я, конечно, не буду,— заявил он “Интерфаксу”.— Я прекращаю финансирование “Династии”. Мои деньги хранятся за рубежом, я этого никогда не скрывал. Но и у России ее деньги тоже хранятся за рубежом». Отвечая на вопрос, есть ли у организации другие источники финансирования, и сможет ли «Династия» существовать без него, Дмитрий Зимин сказал: «Похоже, что вряд ли».

Сообщение о включении «Династии» в список иностранных агентов появилось на сайте Минюста 25 мая. Спустя некоторое время на странице господина Зимина в Facebook появилось сообщение, в котором было сказано, что фонд «Династия» оказывал финансовую поддержку «вместе со своими американскими друзьями» многим известным оппозиционерам, включая Алексея Навального, Евгению Альбац, «узников Болотной». Кроме того, сообщение содержало ряд грубых высказываний про «путинский режим» и Россию в целом. Позже Дмитрий Зимин заявил телеканалу «Дождь», что страница была взломана: «Мою страницу на Facebook взломали, написали там от меня какую-то дискредитирующую меня гадость. Я не знаю, что делать, к кому обращаться, чтобы удалить это». На данный момент сообщение удалено.

Вчера журналист Александр Невзоров со ссылкой на свои источники сообщил «Эху Москвы», что фонд может прекратить свою работу, а в самом фонде это не подтвердили, но и не опровергли. Менеджер проектов «Династии» Галина Кобтева заявила “Ъ”, что говорить о возможном закрытии фонда может только Дмитрий Зимин, который сейчас находится за границей. «8 июня состоится закрытое заседание совета фонда,— сказала госпожа Кобтева.— На нем примут решение, как дальше работать». Сегодня утром в «Династии» сообщили, что официальная позиция фонда по поводу решения Минюста будет сформулирована на заседании совета фонда, которое назначено на 8 июня. «Не можем не сказать, что с начала мая, со времени возникновения угрозы признания Фонда иностранным агентом, сотрудники “Династии” и ее основатель Дмитрий Зимин получили сотни писем со словами поддержки и благодарности»,— сказано на сайте фонда.

«Мы глубоко обеспокоены новым российским законом»

24 мая Госдеп США и МИД Великобритании раскритиковали закон о причислении иностранных или международных неправительственных организаций (НПО) к нежелательным, подписанный 23 мая президентом России Владимиром Путиным. Во внешнеполитических ведомствах двух стран опасаются, что он подорвет деятельность международных правозащитных организаций в России. Ранее ОБСЕ требовала от президента Владимира Путина наложить вето на законопроект.

С момента объявления о решении Минюста в поддержку «Династии» выступил ряд правозащитников. По мнению главы московского бюро по правам человека Александра Брода, Минюст «смешал не связанную с политикой работу самого фонда» с деятельностью его учредителя Дмитрия Зимина, поддерживающего ряд оппозиционных политиков. «Такое смешение мне кажется неоправданным,— сказал господин Брод “РИА Новости”.— Сам фонд реализует очень важные программы, которые не связаны с политикой. Этот фонд заполнял серьезную нишу именно в общественной, просветительской, научной, педагогической деятельности. Что касается самого Зимина, это, мне кажется, его личное право. Сам я не поддерживаю некоторых оппозиционных политиков, деятельность и проекты которых он финансировал. Но в этом финансировании не было ничего противозаконного»

«Я выражаю огромное сожаление,— заявила уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова.— Трудно предъявлять претензии: Минюст действует по формальному признаку, его задача — исполнять закон. Я могу только повторить, что проблема в несовершенстве этого закона “Об иностранных агентах”. Я надеюсь, что этот закон будет все-таки уточнен, особенно по определению политической деятельности». Госпожа Памфилова заявила, что готова помочь фонду в обжаловании решения Минюста, чтобы фонд «продолжал дальше функционировать, не прекращал свою деятельность». «За фонд Зимина можно и побороться будет»,— отметила она.

Критику в адрес закона «Об иностранных агентах» поддержал и Алексей Кудрин: «Внесение фонда “Династия” в список иностранных агентов показывает, что соответствующий закон ущербен»,— написал он у себя в Twitter.

Соавтор закона об НКО Михаил Старшинов в эфире “Ъ FM”: «Ряд людей хочет трактовать законы, его нормы так, как они считают нужным, так, как они считают комфортным. Чем они руководствуются здесь, мне сложно говорить, скорее, наверное, своими мировоззренческими стандартами, нежели нормами права. Я как депутат Государственной думы готов к диалогу, пускай обратятся, напишут, если они сами почему-то этого не делают, давайте обратимся с официальным обращением в Министерство юстиции, попросим предоставить нам те мотивы, которые побудили принять это решение».

Судьба агента

За последние четыре месяца в России признали иностранными агентами десятки некоммерческих организаций. НКО-агенты жалуются, что власти отказываются с ними сотрудничать, а иностранные деньги исчезают. «Власть» выяснила, есть ли шанс выжить у российского некоммерческого сектора.

"Пороть меня было некому"

Основатель компании «Вымпелком» и фонда «Династия» Дмитрий Зимин рассказал о личном Ольге Ципенюк

Про корни

Отца я не помню: его арестовали за антисоветскую агитацию, он погиб в 1935 году в лагере под Новосибирском, мне было два года. Дядю, старшего брата отца, расстреляли в 1938 году. А вот бабушку со стороны отца, Веру Николаевну Зимину, помню очень хорошо. Мы жили у нее в Лосинке, по Ярославскому шоссе. Я уже потом узнал, что у Зиминых там же, в Лосиноостровском, была дача, которую национализировали. В девичестве бабушка была Гучкова. Самый знаменитый мой предок с этой стороны — Александр Гучков, участник англо-бурской войны, глава партии октябристов. А Николай Гучков был с 1905 до 1912 год московским городским головой. По линии Зиминых среди нашей родни — предприниматели, хозяева ткацкой фабрики возле Орехово-Зуева. Мне, кстати, Гавриил Попов в свое время сказал: "Ага, фабрика Зиминых — они делали красный кумач для всей России". Николай Зимин, проектировщик московского водопровода,— тоже из нашего рода. Был еще Сергей Зимин, создатель "Частной оперы". А знаете здание на Спиридоновке, где сейчас Дом приемов Министерства иностранных дел? Называется "особняк Морозова". Но если покопаться, то станет понятно, что не Морозова, а Морозовой, а Зинаида Морозова была в девичестве Зимина. То есть это тоже к нам отношение имеет. Еще на Гоголевском бульваре особняк... Много чего было. Бабушкино любимое блюдо называлось "комвидерзеен" — это по-немецки "приходи к нам опять". Блины с мясным фаршем. Я только с возрастом осознал, что все эти бабушки были многоязыкие — происхождение, образование, все обязывало. А маминых родственников, Докшицких, я вообще не знал. Брак папы с мамой отчасти был мезальянсом — тогда часто случалось, что вот эти аристократы бывшие, угнетаемые, у которых все отняли — фабрику, дачу, дом,— женились на девушках из разных местечек. Мама родом из Вильнюса, а корни, думаю, из Белоруссии — там есть местечко Докшицы.

Про детство

Вообще, детских воспоминаний у меня мало. Помню, как мне, не знаю, какими судьбами, дали прокатиться в автомобиле "эмка". Недолго, минут 15, и это было какое-то чудо. Еще помню, что в Москве было землетрясение, я потом проверял — это были отголоски карпатского подземного толчка, и у нас в коммуналке в Большом Афанасьевском закачалась люстра. В этой коммунальной квартире довольно часто раздавались крики: мама моя была темпераментна сверх меры, а с соседями было что делить — ну, там, кому мыть места общего пользования или где хранить чемоданы в коридорах. Мне этот мамин темперамент не очень нравился, я ее даже, может быть, стеснялся, хотя иногда она была права. Второй раз мама вышла замуж, наверное, году в 1938-1939-м. Я к этому равнодушно отнесся — смутно вспоминаю, как меня учили звать его папой, не сразу это из меня лезло, но потом привык. Понимаете, в чем дело: в этой коммунальной квартире, даже в наших двух комнатах, народу было столько, что появление еще какого-то нового человека, в общем, не играло большой роли. Был я, мама, ее сестра, ее муж — такой мужик симпатичный, хотя и выпивоха, Куликов... как его звали-то, я уже забыл — столько лет прошло. Еще была тетя Лена, дочь бабушки, тоже моя тетя — она у нас часто ночевала. Среди всех своих родственников я, безусловно, ее выделял. Она была какая-то другая. У нее речь была другая, понимаете? Только через много лет я понял, что это была речь настоящей старорежимной интеллигенции. "По тихим волнам океана, лишь звезды блеснут в небесах, корабль одинокий несется, несется на всех парусах..." — это тетя Лена мне читала. В Лосинке у них стояли шкафы с такими резными дверками, а там — чего только не было! Я где-то в 7-8-м классе стал заядлым фото-, а потом радиолюбителем, и мне деньги позарез были нужны — на всякие технические фокусы. Так что я по-тихому значительную часть библиотеки перетащил в букинистические... Пороть меня было некому! Элизе Реклю "Человек и Земля", Брокгауз и Ефрон, Гнедич "История искусств", знаете, с картинками, переложенными папиросной бумагой... Потом многое заново купил.

Про учение

Если говорить об образовании — у меня очень контрастные мысли на сей счет. То, что сейчас происходит, в том числе и в России,— это безусловное, тотальное наступление обскурантизма. Кто-то называет его чекистским православным средневековьем. На самом деле это невежество, откровенное пугающее невежество. А у меня школа занимала колоссальное место в жизни. Очень многим из того, что мне самому в себе нравится, я обязан школе, особенно старшим классам. В 7-м классе у нас был учитель математики, Борис Дмитриевич. Сохранились живые свидетели того, как он брал за шкирку, а я такой был, малоформатный, и в дверь вышвыривал. Но ни малейшей жалобы — так мы его любили. Ну оплеуху отвесил — так он же фронтовик был, разведчик. И, конечно, Сергей Макарович Алексеев, мой учитель физики. Мы с ним написали радиолюбительскую книжку "Школьная УКВ-радиостанция". Куда все это делось, почему нет таких учителей? Меня это очень беспокоит. Но тому есть, к сожалению, совершенно объективные глобальные предпосылки. В мире — не только в России — происходят опасные процессы, которые можно было бы назвать относительным и абсолютным одичанием. Поясню, что имею в виду. В школе я был заядлым фотолюбителем. Первый мой фотоаппарат — "Фотокор": пластиночки 9х12, "птичка вылетит", штатив, ортохром... Фотографирование было кроме всего технического еще и искусством — угадай диафрагму, выдержку, глубину резкости... Проявляешь при красном свете — а почему при красном? А что такое мелкозернистый проявитель? Сейчас каждый ходит с этой коробочкой, все щелкают — и ни один не понимает, что внутри происходит, никому не интересно. То есть технический прогресс создал обстановку, в которой не надо думать, знать, понимать — за тебя работает автомат. Ничтожное количество умных людей обслуживает весь мир, избавляя остальных от того, чтобы в чем-нибудь разбираться. А в моем детстве фотолюбительство заставляло тебя, хочешь не хочешь, что-то понимать в физике, в химии. А радиолюбительство? Вначале был самодельный приемник, потом появилось слово "радиола". Проигрыватель с динамиком РД-10 — выставляешь его на окно, в переулочке танцуют, а ты им музыку, значит. Я потому и танцевать не научился — все время других обслуживал. Но каким уважением пользовался! Надо было поехать на Коптевский рынок, набрать резисторов, конденсаторов, ламп, потом сидеть, паять дни и ночи... После войны появилось много трофейной техники, а ремонтировать-то никто не умел, и меня звали, мальчишку. Первые деньги пошли, я ужасно стеснялся их брать.

Про дружбу

Не могу назвать в мире ни одного человека, о котором сказал бы, что я его ненавижу. Ну кроме неких действующих лиц у нас в стране, которых не люблю. Знаете, вообще поразительная вещь — напоминает хвастовство, но я скажу. Мой ближний, дружеский круг,— не со школьных лет, но достаточно близкий,— это круг вымпелкомовцев. Прошло 20 лет с момента, когда основали "ВымпелКом", сейчас там не осталось ни одного старого сотрудника. Ну, естественно... Хотя там это не вполне естественно. Приходит новый руководитель, делает под себя команду — бывает... Так вот, мы до последнего времени встречались — старые сотрудники. Кстати, некоторых я увольнял, но удивительная вещь: все, тотально все — нас человек 15 бывает на встречах — относятся ко времени работы в "ВымпелКоме" как к самым светлым годам своей жизни. Слушайте, у меня нет врагов, кажется. Это какое-то чудо. Нет врагов. Я же создал крупный бизнес, в списке Forbes был... Как-то я об этом раньше не думал. Наверное, потому что вовремя уходил. Да, это важно — вовремя, вовремя уйти.

Про любовь

Мы живем вместе 50 лет, но на эту тему я говорить не буду. И вы меня не провоцируйте. Потому что если о других этапах — школа, там, институт, профессия и все такое,— я могу сказать что-то особенное, свое, то о личной жизни, боюсь, стану говорить настолько банальными выражениями, что лучше этого не делать. Скажу только, что даже в те годы, в 20 лет, когда начинаются всякие... бурления в крови, я был увлечен радиотехникой, потом был институт, диссертации... В общем, моя семейная жизнь, в том числе жизнь с Майей, всегда была интересная, бурная, но чуть-чуть на втором плане. И я за это чувствую вину. Настолько был втянут во все свои дела, что сейчас жалею. Нет, было и как в сказке, совместные поездки, походы на лыжах, то-се. Но я должен был больше внимания уделять.

Про успех

Мой успех... (Вздыхает.) Мне вся моя деятельность всегда нравилась. И захватывала. Ну не сейчас, на старости лет, сейчас идет благотворительность, совсем другое дело. А "Билайн", "ВымпелКом" — это были десять фантастических лет. Такая сладостная каторга дни и ночи. Ребята, мы все можем! Черт... это было так... потрясающе. Вот смотрю на фотографии — биржа, боже мой! Флаги России, "Билайн" на Уолл-стрит! А первый звонок на мобильный телефон!.. Фантастика... фантастика! Я же перед этим 30 лет работал в военно-промышленном комплексе, и вдруг вот этот прорыв, свободный рынок. Ой... Это такая... такой азарт, невероятнейший! Азарт, да — вот условие успеха, все остальное преходяще. Потом наступил другой этап, совершенно сознательный — благотворительность, фонд "Династия". Не то чтобы успех, рассудочная деятельность. Деньги заработал — приятно. Теперь приятно отдавать. А "Билайн" и "ВымпелКом" — это было... черт знает, ни с чем нельзя сравнить.

Про свободу

Конечно, я ходил и на Болотную, и на Манежную. Вот сейчас мы договорим — поеду на телеканал "Дождь". Понимаете, я, по-видимому, патриот в том смысле, что ни за одну страну мне не бывает так стыдно, как за мою собственную. Мучительно, мучительно стыдно. Много лет тому назад — я был молодой, работал в РТИ — наступил август 68-го года. И наши танки в Чехословакии раздавили остатки моих комсомольских иллюзий. Я понял, что у нас во власти бандиты — бандиты во главе страны. Как вам сказать... мы чуть не плакали. Взрослые мужики, еще выпили немножко... Это был ужасный конец всех надежд, с тех пор никаких иллюзий не было. Казалось временами: ну вот сейчас, еще чуть-чуть — и мы станем нормальной страной. Не получилось пока. Пока не получилось. Хотя вот как раз сегодня... (Смеется.) Действительно, освобождение Ходорковского — это какой-то плюсик на весы социального оптимизма. Которого почти не осталось.

Про Бога

Верующий ли? Нет, нет! Стопроцентный атеист. Мне кажется, что есть вера, а есть знание. И по большому счету они в известной мере антагонисты. Мнение, что вера способствует нравственности,— это откровенная ложь. Нравственности способствуют другие вещи, знание в том числе. Культура в целом способствует нравственности. А десять заповедей и заповедь строителей коммунизма, они, кстати говоря, примерно об одном и том же. Я просто хочу сказать, что понятия "хорошо" или "плохо" в значительной мере заложены в человеке генетически. Например, когда мать готова пожертвовать жизнью ради ребенка — это физиология. Когда вы видите сирого и убогого и тянете руку, чтобы помочь, это генетика на самом деле. Не нужно верить и обсуждать концепцию сотворения мира, чтобы подать милостыню. Обратите внимание на статистику преступлений: Америка — глубоко верующая страна, Россия — православная страна. А меньше всего убийств на тысячу людей — в скандинавских странах, где веры почти нет. То есть чем больше религиозности, тем больше преступлений. Поэтому то, что сейчас происходит мне глубоко отвратительно.

Про страх

Я уже почти вообще ничего не боюсь. (Вздыхает.) Очень не хотелось бы, чтобы страна и дальше продолжала скатываться по наклонной — то, что сейчас происходит и в экономическом, и в нравственном отношении. И это скатывание, если угодно, обесценивает в том числе то, что я делал в этой жизни. Боюсь и одновременно надеюсь, что полного краха не случится. Хотя эта надежда пока не имеет каких-либо объективных оснований.

Про деньги

Я с удовольствием деньги зарабатывал и с не меньшим удовольствием трачу. Когда отдал значительную часть — почти все,— в "Династию", то испытал удовольствие. Могу купить все, что пожелаю. Не хочу иметь никаких яхт, они мне не нужны, а на все остальное — я готов. Недавно, к примеру, был с одним из своих внуков, даже правнуков, на Маврикии, в тропиках. Сейчас вот — это вообще бред — еду на горные лыжи. Боже мой, что я творю, куда мне?! С ума сошел. И не задумываюсь о деньгах. Конечно, в этом смысле они и мерило успеха, и гарантия свободы — что хочу, то и делаю.

Про детей

У меня от Бориса достаточно радостное ощущение. Одно время были опасения — как-то очень уж он мотоциклами увлекся. Но нет, это, как говорится, совершенно наш человек. Мне понятны его чувства, эмоции, выступления — он сейчас в совете фонда "Династия". У меня, конечно, в его детстве были разные ожидания, я пытался что-то для воспитания сделать. Первое, безусловно, это чтение — он всегда жил в обстановке книг. Мои попытки втянуть его во всяческое любительство такое, техническое, не удались — ну времена другие, понятно. На кой черт в наше время радиолюбительство? Смешно подумать. А потом он уперся в это авто-мото, теперь вертолеты какие-то... Он же мастером спорта, оказывается, стал, о чем я позже всех узнал. По мотоциклу? Нет, не по мотоциклу... по ралли! По ралли, это еще страшнее. И я с удовлетворением отмечаю, что мне за него временами бывает даже так... горделиво.

Три слова о себе

В последние годы мое поведение определяют две вещи: лень и честолюбие, и обе — в невероятных размерах. Из-за лени и честолюбия я сделал все для того, чтобы фонд "Династия" был вечным. Создал управление, которое не связано с бренностью человеческого существования: я помру — система останется. От меня там мало что зависит: процесс идет сам по себе, а я с удовлетворением наблюдаю. Лень и честолюбие. И еще, конечно, азарт. Я азартный, безусловно, человек. Азарт! Ребята, все могем!

За и против

"Окружающим Дмитрий Зимин может показаться чудаком. Или "совком", испугавшимся в конце концов реалий российского огосударствляемого капитализма и сбежавшим на пенсию. Мотивации Дмитрия Борисовича понять непросто — слишком не привыкли мы к ситуации, когда человек получает истинное удовольствие не от суммы на банковском счете, а от идей, общения с единомышленниками и собственных дел".

Ирина Ясина, экономист, публицист

ПРОТИВ

"Как-то пришел ко мне небезызвестный господин Зимин с идеей сотового телефона. Это тогда-то, это у нас-то! Можно было его просто шугануть как очередного сумасшедшего. Однако мы занялись этим, раскрутили проект — и появился "ВымпелКом"... В какой-то момент стало ясно, что проект заходит в тупик, что частота неперспективная. Было принято решение выйти из "ВымпелКома" и купить МТС".

Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК "Система", 2000 год

Зимин Дмитрий Борисович

Официально


Основатель компании "ВымпелКом" и фонда "Династия". Родился 28 апреля 1933 года в Москве. В 1957 году окончил Московский авиационный институт по специальности "радиотехника" и стал инженером в Проблемной лаборатории при кафедре радиопередающих устройств МАИ.

С 1962 года Дмитрий Зимин работал в Радиотехническом институте имени академика А.Л. Минца (РТИ): возглавлял лабораторию, потом был начальником отдела, позднее — директором центра по разработке радиотехнического оборудования, замглавного конструктора наземной радиолокационной станции. Автор свыше 100 научных трудов и изобретений. За работу "Сканирующие антенные системы СВЧ", написанную в соавторстве, был удостоен премии имени А.С. Попова АН СССР (1965). В 1984-м защитил докторскую диссертацию.

В 1991 году Зимин с группой специалистов РТИ создал предприятие "КБ Импульс", занимавшееся разработкой и выпуском систем спутникового и кабельного телевидения. В 1992-м основал и возглавил акционерное общество "ВымпелКом", предоставляющее услуги сотовой связи (сеть "Билайн"). В 2001-м оставил пост гендиректора и стал почетным президентом компании.

В 2002 году Зимин основал фонд "Династия", чья миссия — поддержка российской фундаментальной науки и образования. Он также является учредителем премии "Просветитель" (вручается с 2008-го). За благотворительность награжден медалью Эндрю Карнеги (2013).

Дмитрий Зимин — академик Международной академии связи, член-корреспондент Российской академии инженерных наук, профессор НИУ ВШЭ. Лауреат Государственной премии РФ (1993), премии "Бизнес-Олимп" (2001), награжден медалью "Символ науки" (2008).

Женат, имеет сына.