Дмитрий Босов поспорит с Росприроднадзором за право своей АГК давать стране угля

Арктическая горная компания обжалует штраф Росприроднадзора.
14.06.2019
Арктическая горная компания (АГК) Дмитрия Босова будет оспаривать решение Арбитражного суда Московской области, который оштрафовал ее на 600 млн руб. за незаконную добычу угля на Таймыре. В АГК не отрицают, что вели добычу в рамках отбора крупных технологических проб, но не согласны с обвинениями в экспорте угля. Юристы говорят, что факт незаконной добычи будет крайне сложно опровергнуть, однако у Росприроднадзора нет достаточных доказательств того, что добытый уголь шел на экспорт.

Арктическая горная компания обжалует решение Арбитражного суда Московской области, который 6 июня частично удовлетворил иск Росприроднадзора о штрафе в 600 млн руб. за нанесенный вред окружающей среде. «До окончания рассмотрения дела в вышестоящих инстанциях любые выводы о причинении вреда недрам являются преждевременными и не соответствующими действительности»,— считают в АГК.

Судебные споры между АГК и Росприроднадзором ведутся более двух лет. Согласно материалам дела, АГК получила в 2014 году лицензию на поиск и оценку залежей угля на реке Малая Лемберова на Таймыре. Там было открыто Малолемберовское месторождение. Затем АГК разработала проект на проведение поисковых и оценочных работ, в рамках которого планировалось произвести отбор пяти технологических проб угля объемом по 100–200 тыс. тонн (каждая проба должна осуществляться по отдельному проекту). При этом компания не утвердила проектную документацию на отбор таких проб в Росгеолэкспертизе.

Росприроднадзор 22 мая 2017 года провел внеплановую проверку и выяснил, что на лицензионном участке ведутся вскрышные работы и добыча угля без проектной документации. На двух складах находилось 70 тыс. тонн добытого угля. Компания пыталась через суд добиться признания внеплановой проверки незаконной, но ей было отказано в этом.

Как следует из материалов дела, в июне 2017 года ФСБ направляла в Росприроднадзор информацию о нарушениях АГК, согласно которой уголь не только добывался незаконно, но и поставлялся на экспорт в объеме 187 тыс. тонн. Уголь, согласно таможенным декларациям, грузили в порту Диксон, который примыкает к лицензионному участку. По данным Росприроднадзора, в Долгано-Ненецком районе Красноярского края других лицензий на геологическое изучение недр или добычу антрацита не выдавалось, «фактов добычи угля иными лицами в указанном районе не установлено», говорится в материалах дела. Однако в АГК утверждают, что компания не являлась стороной сделок о продаже угля, а геологическое изучение проводила «в целях технологического опробования», а не с целью разведки и добычи угля. Факт отбора крупных технологических проб в компании не отрицают.

В «Востокугле» (управляет АГК) заявили “Ъ”, что компания занимается развитием арктических месторождений в рамках указа президента РФ о наращивании грузопотока по Севморпути до 80 млн тонн к 2024 году. «Востокуголь» к этому моменту намерен поставлять по СМП до 20 млн тонн угля с Малолемберовского месторождения, а также с открытого в конце 2018 года Нижнелемберовского месторождения с суммарными запасами в 67 млн тонн и граничащего с ним участка «Лемберовская площадь». Добычу на Нижлемберовском планируется начать в конце года после «завершения оформления исходно-разрешительной документации».

По мнению управляющего партнера коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Дмитрия Чернякова, АГК будет крайне сложно оспорить сам факт незаконной добычи угля. «В части взыскания вреда недрам в размере стоимости экспортных 187 тыс. тонн угля — если у АГК появятся доказательства того, что в этот период через порт Диксон отгружался на экспорт уголь других производителей, то тогда решение в этой части будет отменено»,— считает господин Черняков. По мнению юриста, у «Росприроднадзора» нет убедительных доказательств того, что экспортный уголь был добыт именно АГК. В таможенной декларации экспортером указано ООО «Торгово-промышленный союз», а экспорт вменяется компании Дмитрия Босова на основании того, что этом регионе никто другой не занимается добычей. «По сути, суд неправильно распределил бремя доказывания. Вместо того чтобы обязать Росприроднадзор доказать, что именно АГК является производителем экспортного угля, на саму компанию возложили обязанность доказать, что производителем угля является кто-то другой»,— добавил Дмитрий Черняков. В Росприроднадзоре не ответили на запрос “Ъ”.