/
26.11.2016

Дерипаска не получит денег на вакцину от Эболы

В гвинейском центре эпидемиологии "Русала" планировали проводить испытания вакцины.
Аппарат правительства вернул Минздраву на доработку проект распоряжения, касающийся вакцины от Эболы (копия письма, подписанного 21 ноября директором департамента социального развития правительства Сергеем Вельмяйкиным, есть у Лайфа). Как говорится в письме, проект не был согласован с профильными ведомствами — Минфином, Роспотребнадзором — и алюминиевым гигантом "Русал", который имеет непосредственное отношение к испытаниям вакцины. А это нарушение регламента правительства.

Ранее Лайф подробно рассказывал о планах правительства по этой вакцине. Речь идёт о "проведении пострегистрационных клинических исследований иммунобиологического лекарственного препарата Гам-Эвак Комби Комбинированная векторная вакцина против лихорадки Эбола в Гвинейской Республике". На это выделяется (как сказано в финансово-экономическом обосновании к проекту) 390 млн рублей.

Больше всего денег (118 млн рублей), как планируется, пойдёт на лабораторную оценку эффективности и безопасности вакцины, 71 млн — на оборудование, 63,5 млн — на оплату услуг "Русала" (основной акционер — Олег Дерипаска). Дело в том, что именно в центре эпидемиологии "Русала", который находится в Гвинее, и планировали проводить испытания вакцины. В частности, деньги, выделяемые "Русалу", должны были пойти на оборудование и расходные материалы лаборатории, зарплату сотрудникам, проведение анализов и т.д.

"Русал" начал работать в Гвинее в 2002 году и прочно там обосновался. В этой африканской стране сосредоточено две трети мировых запасов бокситов, а это исходное сырьё для производства алюминия. При этом отношения "Русала" с властями Гвинеи не всегда складываются хорошо. Например, в 2008 году новоизбранный президент Мусса Камар решил, что российский алюминиевый гигант купил у прежнего правительства комплекс по добыче бокситов Friguia по крайне заниженной цене. Президент потребовал вернуть его в собственность государства.

Поэтому "Русалу" очень важно восстановить отношения в местными властями, и он старается это сделать. Как только началась шумиха вокруг Эболы, "Русал" построил в Гвинее Научный клинико-диагностический центр эпидемиологии и микробиологии (за 10 млн долларов). И сразу же отношения компании с властями Гвинеи потеплели — было объявлено, что комплекс Friguia, остановивший работу из-за забастовок в 2012 году, снова заработает.

Так что вакцина от Эболы очень нужна "Русалу". Нужна она Гвинее, где от Эболы умерло около 3 тысяч человек. В том, что вакцина нужна россиянам, эксперты сомневаются.  

— Для нашей страны это делается (разрабатывается вакцина. — Прим. Лайфа) в основном для профессиональных групп, врачей, например, — говорила ранее Лайфу ведущий научный сотрудник ФГУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Людмила Карань. — Риски возникновения массовой эпидемии лихорадки Эбола минимальны. После вспышек заболеваемости в 2013—2015 годах медицинские структуры научились быстро выявлять это заболевание. По большей части мы делали вакцину для стран, где это заболевание распространено. Это в основном были Конго, Гвинея, Сьерра-Леоне.

Практика показывает, что далеко не всегда Минфин согласовывает проекты нормативных актов, которые разрабатывает Минздрав. К примеру, эти два министерства, как рассказывал Лайф, с начала года не могут согласовать законопроект о маркировке лекарств.

— Всё зависит от того, насколько убедительно будут поданы документы Минздравом, потому что Минфин верит коммерческим обоснованиям, считает деньги, — говорит директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович. — Каждый раз, когда Минфин отказывает, это значит, что не нашлось аргументов. Я предполагаю, что Минздрав должен будет представить более глубокую проработку рынка, потребностей. Минздрав очень зря так громко об этом проекте говорил. Сейчас будет очень обидно, если реакция Минфина будет негативной.

Впрочем, директор по инвестициям TKC Partners Андрей Третельников считает, что возврат документа — это всего лишь "бюрократическая загвоздка".

 — Дело не в "Русале" — у этой компании нет проблем в отношениях с государством, — сказал эксперт. — Дело не в деньгах, они есть. Производство вакцины от серьёзного заболевания — вещь очень репутационная для любого государства. Провалов быть не должно. Поэтому, скорее всего, просто поторопились с документом, что-то недосмотрели. И поэтому проект отправили на доработку, чтобы всё получилось в идеале.

В январе 2016 года глава Роспотребнадзора Анна Попова сказала, что "общий вклад России в дело борьбы с Эболой" на тот момент составлял порядка $60 млн — то есть около 4 млрд рублей. Эти деньги были потрачены в том числе на разработку той вакцины, которую сейчас предстоит испытать.

Мощная вспышка лихорадки Эбола взбудоражила мир в начале 2014 года. Эпидемия охватила Западную Африку: ежедневно из Гвинеи, Сьерра-Леоне и Либерии приходили сообщения о новых заболевших и летальных исходах. Очень скоро сводки о новых смертях стали приходить из Сенегала и Нигерии. По-настоящему мир всполошился осенью: Эбола появилась в Европе и США. Люди умирали: 539 человек, 1,5 тысячи, 3 тысячи, 5 тысяч, 8,6 тысяч...

Россия, США, Великобритания, Канада и другие страны приступили к разработке вакцины.

Однако уже в январе 2015 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) заявила о замедлении распространения Эболы. Через год было объявлено о прекращении эпидемии в Западной Африке. Отдельные случаи фиксируются и сейчас, но очевидно, что ситуация под контролем. В России подтверждённых случаев заболевания не было.

Первые симптомы заболевания похожи на обычную простуду: лихорадка, мышечные и головные боли и боль в горле. Однако в случае с Эболой за этим следуют рвота, диарея, сыпь, нарушения функций почек и печени и в некоторых случаях как внутренние, так и внешние кровотечения, например, выделение крови из дёсен.