Дело братьев Магомедовых может уничтожить бизнес зятя Сергея Лаврова

В Москве арестованы на 2 месяца по подозрению в организации преступного сообщества братья Магомед и Зиявудин Магомедовы, владельцы Группы "Сумма". Их арест может ударить по родственнику главы МИД РФ Сергея Лаврова, бизнесмену Александру Винокурову, который ранее три года возглавлял "Сумму".
03.04.2018
31 марта были арестованы и отправлены на 2 месяца в СИЗО братья Магомедовы, владельцы Группы "Сумма". Дагестанские бизнесмены были обвинены в создании преступного сообщества и хищении из бюджета 2,5 миллиардов рублей. Им инкриминируют статьи за организацию преступного сообщества (ч. 1 ст. 210), мошенничество (ч. 4 ст. 159) и растрату (ч. 4 ст. 160). Это довольно тяжелый букет обвинений, ибо только по статье 210 срок наказания может потянуть на 25 лет. Как бы подтверждая всю серьезность намерений, Тверской суд Москвы отказался выпустить Магомедовых под залог 5 миллиардов рублей в совокупности. Считается также, что организованное преступное сообщество (ОПС) братьев Магомедовых действовало на территории РФ целых 8 лет, но... его не замечали. А вот самим Магомедовым не хватило буквально нескольких часов, чтобы улететь из РФ за границу.

Общественный резонанс от этого ареста мизерный: братья годами вели полузакрытый пиратский бизнес, тяготея к портовой и логистической инфраструктуре, не лезли в общественную жизнь и даже нарочито дистанцировались от неспокойного Дагестана, где сейчас проходит масштабная зачистка местной номенклатуры. Если, конечно, не считать бестолковых боданий с группировкой Сулеймана Керимова (находящегося сейчас также под арестом, но в более комфортной и солнечной Франции) из-за угробленного Махачкалинского морского торгового порта. Для профилактики самый болтливый из братьев, Зиявудин Магомедов, в интервью деловым СМИ упирал на свою близость к вице-премьеру правительства РФ Аркадию Дворковичу, от которого лицензированные конспирологи проводили линию в сторону вечно дремлющего премьер-министра Дмитрия Медведева. Старший же брат Магомед отвечал за связи с госорганами и спецслужбами, а потому практически не отсвечивал в российских источниках.

При этом назвать бизнес Магомедовых перворанговым по меркам РФ весьма сложно. Их практически не было в топовом углеводородном бизнесе (если не считать крошечную Якутскую топливно-энергетическую компанию с годовым объемом добычи природного газа в 1,7 миллиарда кубометров). Отсутствовали Магомедовы и во второй лиге сырьевой экономики РФ — у них не было активов в черной и цветной металлургии, нефтехимии и производстве и экспорте минеральных удобрений. С большой натяжкой Группу "Сумма" можно было отнесли куда-то в середнячки третьей лиги. Основными активами группы являлись:

— 32,5% акций транспортной группы Fesco, основным активом которой является Дальневосточное морское пароходство (ДМП). Консолидированная выручка Fesco за 2016 год составила 37 миллиардов рублей, чистая прибыль — 1,9 миллиарда рублей. Капитализация ДМП на март 2018 года составляла около 20 миллиардов рублей, а стоимость пакета акций Магомедовых в Fesco вряд ли превышала 7-8 миллиардов рублей, соответственно. Примечательно, что финансовое положение Fesco далеко от нормального: на июль 2017 года совокупный долг компании составлял 885 миллионов долларов. В 2016 году компания допустила дефолт по еврооблигациям на сумму в 655 миллионов долларов. А в 2018 и 2020 годах компании предстоит выплатить держателям облигаций сразу 547,5 миллионов долларов.

— "Сумма" владеет 25,05% акций крупнейшего российского порта — Новороссийского морского торгового порта (НМТП, капитализация на Московской бирже на март 2018 года составляла около 150 миллиардов рублей, доля Магомедовых оценивалась в 35-45 миллиардов рублей). С одной стороны, это более крупный, но и более сложный актив, чем падающая в финансовую пропасть Fesco. Совокупная выручка НМТП в 2016 году составила 53 миллиарда рублей, чистая прибыль — 42 миллиарда рублей.

В акционерном капитале НМТП Магомедовы участвуют через кипрскую офшорную компанию Novoport Holding, которая является совместным предприятием между "Суммой" и государственной компанией "Транснефть" (российские государственные структуры весьма охотно используют офшорные прокладки, раскроем сей страшный секрет). Novoport Holding владеет 50,1% акций НМТП и попытки Магомедовых что-то предпринять вне союза с "Транснефтью" были заблокированы. В феврале текущего года стало известно, что дагестанские бизнесмены договорились с "Транснефтью" о продаже ей своей доли в Novoport Holding за примерно 40-42 миллиарда рублей. Но судя по последним событиям, государственной компании ничего платить вообще не придется. Так что, НМТП считать активом "Суммы" можно сейчас с очень большой натяжкой.

— группе Fesco принадлежит 25,07% акций железнодорожной транспортной компании "Трансконтейнер". Выручка компании в 2017 году составила более 65 миллиардов рублей, чистая прибыль — 6,5 миллиарда рублей. Это неплохая компания, стоимость активов которой оценивалась в 55-57 миллиардов рублей, а чистая задолженность была символической — чуть более 2 миллиардов рублей. Капитализация компании на начало апреля 2018 года превышала 68 миллиардов рублей, так что пакет акций Магомедовых оценивается примерно в 20-25 миллиардов рублей. 

Остальные активы "Суммы" существенно меньше. Это пакет в 50% минус 1 акция в Объединенной зерновой компании (выручка в 2016 году около 17 миллиардов рублей, но ликвидность этих бумаг низкая, ибо второй акционер в компании — Росимущество). Назвать это приобретение удачным сложно: свои акции Магомедовы приобрели в 2012 году за 6 миллиардов рублей (примерно 190 миллионов долларов), а с тех пор ОЗК демонстрирует некоторое падение финансовых результатов. Если в 2013 году компания получила выручку в размере 24 миллиардов рублей (почти 800 миллионов долларов), то в 2016 году оборот составил лишь 12 миллиардов рублей (200 миллионов долларов). Правда, чистая выручка в 2,2 миллиарда рублей смотрится лучше убытка в 650 миллионов рублей. ОЗК владеет 51% акций крупнейшего в стране зернового терминала — Новороссийского комбината хлебопродуктов.

Некоторую проблемность пакету в ОЗК доставляло то, что "Сумма" обязалась в 2018-2019 годах в ходе приватизации выкупить у Росимущества остальные акции. Их стоимость пока не утверждена, но ряд экспертов оценивал всю компанию в 20-25 миллиардов рублей. Так что, братьям Магомедовым предстояло найти не менее 12-13 миллиардов рублей на выкуп госдоли. Вопрос только, откуда?

То есть, как видим, даже в своих крупнейших проектах братья Магомедовы нигде не имеют контрольного пакета акций и, по всей видимости, используют вхождение в акционерный капитал компаний для расстановки своих людей на ключевых постах и контроля за финансовыми потоками. Это отдаленно напоминает взятие судна на абордаж пиратами-паразитами, которые после первичного грабежа еще и "остаются жить". В инфраструктурных проектах, которыми занимались другие компании Группы "Сумма" (Глобалэлектросервис, Трансинжиниринг, Стройновация и Интекс), происходило тоже самое только с поправкой на более быстрое "выжирание" финансовых ресурсов. Которые потом выводились за рубеж и оформлялись, например, как венчурные инвестиции принадлежащего братьям фонда Caspian Venture Capital. Это фонд крупно вложился в Uber, производителя ювелирных изделий Diamond Foundry, сервис путеводителей и рекомендаций Peek, а также Virgin Hyperloop One (инвестиции в проект Ричарда Брэнсона составили более 100 миллионов долларов). Зиявудин Магомедов, как и положено просвещенному евразийскому человеку, умудрился даже войти в совет директоров этой компании.

Forbes за 2017 год оптимистично оценивал состояние Зиявудина Магомедова в 1,4 миллиарда долларов, но скорее, активов как таковых у дагестанского бизнесмена не было (см. выше). А вот финансовые потоки были. И если не считать пары досадных проколов с родственниками Магомедовых (первым "пострадал" их двоюродный брат Ахмед Билалов, пиливший бюджеты в компании "Курорты Северного Кавказа" и готовивший инфраструктуру к сочинской Олимпиаде-2014, а затем в прессу попали делишки их зятя, авторитетного бизнесмена и депутата Госдумы Умахана Умаханова, сорвавшего в минувшем году на принадлежащем ему Подольском электромеханическом заводе выполнение гособоронзаказа), то бизнес развивался относительно неплохо до середины 2017 года. Более того, если не считать глухих претензий по строительству стадиона в Калининграде, то все складывалось почти удачно, а непутевых родственников Магомеда и Ахмеда Билаловых даже простили.

Но теперь следствие на полном серьезе заявляет, что Группа "Сумма" была с 2010 года организованным преступным сообществом. Шансов у Магомедовых выйти из-за решетки при таком раскладе не очень много, но это дело может ударить и по другим влиятельным людям в РФ. Которые более интересны, чем очередные "друзья Аркадия Дворковича".

Дело в том, что в 2011-2014 годах генеральным директором Группы "Сумма", провернувшим несколько крупных сделок по приобретению пакетов акций различных компаний, был Александр Винокуров. Деятельный бизнес-вундеркинд и сын папы-главного московского фармацевта получал у Магомедовых вместе с бонусами по несколько миллионов долларов годового вознаграждения. А затем в 2014-2017 годах с таким же феноменальным успехом отработал на посту главы инвестиционной компании "Альфа-Групп" А1. Причина успеха Винокурова проста: он женат на Екатерине Лавровой, дочери бессменного предводителя внешнеполитических команчей РФ Сергея Лаврова.

Получается, что господин Винокуров — тоже участник магомедовского ОПС? А кто приобретал акции Fesco, кто приобретал пакет акций в ОЗК и так далее? Везде Александр Винокуров как генеральный директор Группы "Сумма" ставил свои подписи. Если же следствие заинересуется этими документами, а сам господин Лавров окажется в скором времени за бортом российского правительства, не придется ли Винокурову срочно отложить свои масштабные проекты в северной Евразии и эмигрировать в северный Йоркшир, например? Кстати, для обитателей РФ это не самый плохой вариант — ведь Александр Винокуров, как и ряд его коллег на рынке, ведут дело к олигополии и ценовому картелю на некоторые очень важные товары.

Напомним, с весны 2017 года энергичный бизнес-гений продвигает свой фармацевтический и аптечный бизнес под брендом "Марафон Групп". Цель: создать одну из крупнейших в РФ аптечных сетей и одновременно застолбить за собой серьезную долю в российской фармацевтике. В начале этого года у Винокурова появился стратегический партнер — корпорация "Ростех" Сергея Чемезова, с которой он начал объединение активов:

«Ростех» и «Марафон Групп» подписали соглашение об объединении фармацевтических активов. По условиям сделки, «Марафон Групп» Александра Винокурова и Сергея Захарова получит 25% плюс одна акция «Нацимбио», а «Ростех» – 49% дистрибьютора «СИА Групп». Сделка безденежная, она предусматривает обмен активами, сообщили в «Ростехе».

В нее войдут завод в Курганской области по производству медицинских препаратов и изделий «Синтез» (у «Нацимбио» – 32,39%), производитель вакцин «Форт» (25,01%), проект по производству препаратов крови в Кирове «Киров Плазма» (у «Нацимбио» – 37,5%, остальное у «Фармстандарта» и итальянской биофармкомпании Kedrion Biopharma), СП с индийской Ishvan «Фарм Эйд Лтд» (49%), «НИК Логистика» (100%) и принадлежащая «Марафон Групп» «СИА Групп». По словам представителя госкорпорации, список предприятий на данном этапе исчерпывающий. У «Марафон Групп» есть доля в «Синтезе», завершается приобретение 50,01% «Форта». Как именно перераспределятся доли в результате сделки, в «Марафон Групп» не комментируют
.

Предприятие выглядит весьма заманчивым и будет очень жалко, если из-за проделок каких-то братьев Магомедовых накроется медным тазом и фармацевтический бизнес зятя главы МИД РФ Сергея Лаврова. В случае признания его членом банды дагестанских финансовых потрошителей.