Дадаев стрелял в Немцова с пяти метров, с левой руки

Корреспонденту "Росбалта" удалось ознакомиться с самыми полными показаниями, которые дал Заур Дадаев, уже находясь в качестве обвиняемого.
16.04.2015
Признательные показания экс-боец батальона "Север" начинает  с небольшой "политинформации". "Седьмого января 2015 года в Париже была расстреляна редакция "Шарли Эбдо". Журналисты "Эбдо" размещали оскорбительные карикатуры на пророка Мухаммеда. После этого Немцов оправдал карикатуристов и размещение оскорбительных карикатур, призывал к их размещению в зарубежных и российских СМИ, — рассказал следователям Дадаев. — Для меня и для всех мусульман это было оскорбительно…. Я, мои друзья Анзор Губашев и Бислан Шаванов критиковали Немцова, так как считали, что Немцов поддерживает оскорбительные карикатуры на пророка Мухаммеда".

Дальше главный фигурант дела переходит к описанию собственной версии событий. Согласно ей, 9 января 2015 года он прилетел из Чечни в Москву к Анзору Губашеву и остановился в гостинице "Салют". 9 и 10 января Дадаев и Губашев в компании "незнакомых мужчин чеченской национальности" во время встречи в ТЦ "Европейский" обсуждали события в "Шарли Эбдо" и поведение Немцова. Тогда же было решено, что политика надо наказать.  Потом Дадаев на несколько дней улетел в Чечню, а по возвращении остановился в квартире на Веерной улице в Москве, где Губашев, Дадаев и еще один боец "Севера" Бислан Шаванов решили "проследить за Немцовым с 12 по 20 января". Потом в ресторане "Чайхона", в том же ТЦ "Европейский", Дадаев  встретился с неким Русликом, которого, как он сам утверждает, "ранее не видел и знал". Этому Руслику он сообщил о планах по устранению Немцова и о том, что для этого нужны пистолет и машина. Руслик отнесся к данному вопросу с пониманием и пообещал помочь.

Через два дня Дадаеву позвонил Руслик и сказал, что под окнами дома на Веерной улице стоит машина "ЗАЗ Шанс", а под ее сиденьем все необходимое.  Вниз спустился Анзор, нашел в замке зажигания ключи, а под правым передним сиденьем – пистолет ПМ с глушителем (длиной примерно 15 см) и патронами. 21-22 января Губашев ездил к дому Немцова, "расположенному неподалеку от того места, где я  совершил убийство". А с 25 по 27 января Анзор уже вместе с Шавановым ездили на "ЗАЗ Шанс" за автомобилем Range Rover, на котором передвигался политик. "Они вели Немцова 2-3 раза от дома, от офиса партии, в ходе наблюдения стало понятно, что Немцов не имеет четкого графика, передвигается хаотично, куда пойдет неизвестно", — заявил Дадаев. При этом отметил, что пистолет во время слежки находился в машине под сиденьем.

Дальше из показаний Дадаева почему-то "выпадает" целый месяц, и он сразу переходит ко дню, когда было совершено убийство. "27 февраля в 20-21:00 я, Шаванов и Анзор Губашев следили за местом жительства Немцова. Шаванов и Губашев были на машине, а я занимался пешим патрулированием  в районе места жительства. Связь поддерживали по телефону, по сим-картам, которые купили "с рук" в Москве и использовали только для общения друг с другом. Разговаривали на чеченском языке", — рассказал следователям Дадаев.

По его словам, "Бислан зафиксировал появление Немцова в кабаке на Красной площади с девушкой" и сразу сообщил об этом Дадаеву.  Шаванов остался у "кабака", а Заур направился к машине "ЗАЗ Шанс" с Губашевым, которая  подъехала к месту "между домом и работой Немцова". "Я сел в машину к Анзору, Бислан следил за Немцовым и должен был дать команду, что Немцов вышел и его можно безопасно убить".  Через некоторое время  Шаванов по телефону сообщил, что политик с девушкой вышли из ресторана, идут по набережной в сторону дома и скоро выйдут на мост.

"Мы подъехали к остановке со стороны Кремля, я вышел из машины с пистолетом, засунув его в брюки, ближе к животу. Немцов с подругой шли по мосту. Я быстрым шагом пошел за ними, догоняя их. По пути никого не встретил, поэтому счел время и место идеальными для убийства. Немцов шел справа, девушка – слева, и держала его под руку. За 10 метров до них я достал пистолет и загнал патрон в патронник. После этого переложил пистолет в левую руку, так как являюсь левшой. В правую руку взял телефон. За пять метров я произвел три выстрела в спину Немцова, держа пистолет на вытянутой руке. С первым выстрелом я по телефону дал сигнал Бислану подъезжать. Одновременно заметил большую оранжевую машину, проезжавшую мимо. Немцов упал и потянул за собой девушку. Однако потом я увидел, что он жив и пытается подняться, в результате произвел еще 2-3 выстрела. Куда попали пули, я не знаю. В этот момент подъехала машина, за рулем был Анзор, а на заднем сиденье — Бислан", — рассказал Дадаев в своих показаниях.

Он запрыгнул в "ЗАЗ Шанс", который повернул к Болотной площади, проехал 350 метров, после чего вышел на улицу и поймал попутку. Затем он еще дважды менял "попутки", пока не добрался до квартиры на Веерной улице. Спустя 40-50 минут туда прибыли и Губашев с Шаваевым. "Через два часа я позвонил Руслику и сказал, что надо кое-что забрать. Через несколько часов приехал молодой парень (худой, волосы светлые, рост 175 см.)  от Руслика, я отдал ему пистолет и сказал, что его надо выбросить в какой-нибудь водоем".

Двадцать восьмого февраля в 14:30 авиарейсом из Москвы в Грозный улетели Губашев и Шаванов. Первого марта к Дадаеву на Веерную улицу приехал Руслик на Merecedes ML с госномером "007" и повез его в аэропорт. По пути, как заявил Заур, они убийство Немцова не обсуждали. Из аэропорта Дадаев также отправился в Грозный.

Дальше Заур описывает мотивы своего поступка. Он подчеркивает, что убийство совершил не из-за "вознаграждения", а по религиозным соображениям,  хотя Руслик обещал, что, если ребята устранят политика "ради Аллаха", то он отблагодарит его и Анзора 5 млн рублей каждого.  "Ни до, ни после убийства никто мне денег не давал. Они мне были не нужны. Я сделал это ради Аллаха, так как Немцов оскорблял пророка Мухаммеда. Прошу прощения у Всевышнего за то, что лишил Немцова жизни", — говорится в показаниях Дадаева.    

Также он обещает на месте преступления показать, как происходило убийство Немцова. Однако это следственное мероприятие не состоялось — вскоре Дадаев отказался от показаний. Сейчас он говорит, что просто подписывал листы, подготовленные следствием, и к нападению на политика отношения не имеет.   

Источник "Росбалта", знакомый с ситуацией, сразу отметил,  что показания Дадаева изложены языком, которым обычно люди не разговаривают, а также перечислил ряд "нестыковок".  Например,  Дадаев говорит, что в день убийства злоумышленники "вели объект" в 20.00-21:00 у дома Немцова, однако известно, что в 20:00 Немцов выступал в эфире "Эха Москвы", чья редакция расположена на Новом Арбате. Из показаний Дадаева следует, что Губашев либо одновременно был и с ним, и с Шавановым, либо передвигался по Москве со скоростью "супермена". Дадаев рассказывает, что они с друзьями боялись ездить на "ЗАЗ", так как у них не было документов на эту машину. Однако "опасливые" мужчины возили все время в этой машине пистолет.  Длина ПМ 16 см составляет, глушителя —  15 сантиметров. Но Дадаев говорит, что "прятал" 30-сантиметровое  орудие преступления, засунув в брюки и т.д. Также не ясно, почему подробно описывая в показаниях события почти каждого дня, Дадаев вдруг сразу пропустил целый месяц: с 27 января по 27 февраля 2015 года.