Cоратник Чубайса пытался помочь Михаилу Абызову договориться о мировой с Альфа-банком

Как стало известно The Bell, Михаил Абызов из СИЗО предпринял попытку договориться со своим основным и самым жестким кредитором — Альфа-банком. Экс-министр предлагал погасить многомиллиардные долги в обмен на урегулирование уголовных претензий. Но за время переговоров число уголовных дел против него только выросло.
12.09.2019
Что случилось. Михаил Абызов через своих представителей из СИЗО пытался договориться о мировом соглашении с владельцами Альфа-банка, рассказали The Bell трое знакомых бывшего министра. По словам двоих, посредником выступил Леонид Меламед, бывший топ-менеджер РАО ЕЭС и экс-гендиректор «Роснано», который сам провел несколько лет под арестом по обвинению в растрате 300 млн рублей. Переговоры идут еще по одной линии, знает один из собеседников The Bell, но имен не называет. Другой рассказал, что за Абызова перед владельцами Альфа-банка вступался его давний партнер по «Кузбассразрезуглю» миллиардер Искандар Махмудов, но безуспешно. Меламед и Махмудов на запросы The Bell не ответили.

Детали. Абызов предлагал банку подписать мировое соглашение в обмен на обязательства по погашению своего многомиллиардного долга, а также просил «Альфу» поучаствовать в урегулировании конфликта с Виктором Вексельбергом.

Но переговоры вылились в классический спор: что раньше — «деньги или стулья», и по крайней мере на начальном этапе успехом не увенчались, утверждает один из собеседников The Bell. Абызов предлагал Альфа-банку подписать мировое соглашение, но начать гасить долг после того, как будут урегулированы уголовные претензии против него. Банк настаивал на первоочередности выплат или личном поручительстве по долгам кого-то из знакомых бывшего министра.

Деньги. Сейчас субсидиарная ответственность менеджмента и владельцев Е4 перед всеми кредиторами, включая Альфа-банк и Т+ Виктора Вексельберга, составляет порядка 32 млрд рублей, сообщили The Bell в пресс-службе Альфа-банка. При этом основной долг Е4 перед Альфа-банком составляет около 10 млрд рублей. Представитель банка отрицает, что сейчас банк ведет переговоры с Абызовым или его представителями. Представитель Абызова не стал это комментировать.

История конфликта. У Альфа-банка репутация безжалостного кредитора — он не щадит своих должников, забирает активы, добивается уголовных дел и всегда возвращает свое. В разгар кризиса банку удалось заставить вернуть деньги даже Олега Дерипаску. Но Абызов оказался твердым орешком даже для «Альфы». Вот вкратце история их конфликта:

До того как стать министром, Абызов был заместителем Анатолия Чубайса в РАО ЕЭС, а после реорганизации энергохолдинга решил создать крупную инжиниринговую компанию, которая могла бы строить для новых частных собственников в энергетике электростанции под ключ. Группа получила название Е4. На пике в 2013 году портфель контрактов компании превышал 160 млрд рублей, но уже через два года E4 не смогла обслуживать долги, а в 2016 году началась процедура банкротства. Подробно история краха Е4 описана здесь.

Альфа-банк был одним из основных кредиторов Е4. Уже в 2015 году банк начал добиваться проверки и возбуждения уголовного дела — на тот момент группа должна была ему почти 11 млрд рублей. Менеджмент Е4 объяснял, что ведет с кредиторами переговоры о реструктуризации долгов. Альфа-банк утверждал, что Е4 уклоняется от выплаты кредитов.

Сам Абызов настаивал на том, что с тех пор, как в 2012 году стал федеральным министром, не занимался бизнесом, а все вопросы переадресовывал к менеджменту Е4. Последний президент компании Андрей Малышев покинул Россию еще в 2015 году, когда его привлекли в качестве обвиняемого к делу о растрате госкорпорации «Роснано», обвиняемым по которому был и «переговорщик» Абызова Меламед.

Альфа-банк все эти годы пытался добиться возбуждения уголовного дела против самого Абызова, но безрезультатно, рассказывает один из собеседников The Bell: статус министра надежно защищал. Переговоры с Абызовым результата также не давали: он настаивал, что, работая в правительстве, не имеет отношения к управлению компанией и бизнесом не занимается.

В 2016 году Е4 была признана банкротом. Требования кредиторов превышали 30 млрд рублей. В конце 2018 года, за три месяца до ареста Абызова, Альфа-банк подал к Абызову, его бывшей жене и Малышеву иск о привлечении всех троих к субсидиарной ответственности на такую же сумму.

Такие же требования в суде позднее заявила энергокомпания «Т Плюс» Виктора Вексельберга. С ним у Абызова есть еще один спор — он касается опциона на акции «Т Плюс», разбирательства в судах продолжаются с 2013 года.

Что дальше. Пока уголовные дела в отношении Абызова только множатся. В марте его арестовали по обвинению в организации преступного сообщества и мошенничестве. Следствие считает, что в 2011–2014 годах Абызов похитил у своих же энергокомпаний около 4 млрд рублей и вывел их за границу. По этому делу ему грозит до 20 лет лишения свободы.

В конце августа в отношении Абызова возбудили новое уголовное дело (по чьей инициативе — не раскрывалось). На этот раз его обвинили в нарушении запрета на занятие предпринимательской деятельностью во время работы в правительстве и легализации денежных средств при продаже акций принадлежащих ему компаний в 2018 году. Речь идет об акциях ОАО «СИБЭКО», которые были проданы структурам Андрея Мельниченко. Следствие считает, что Абызов на момент сделки руководил компаниями и тем самым нарушил запрет, а полученные средства в размере около 32 млрд рублей следствие считает легализованными, объясняла защита Абызова. Он сам себя виновным не признает. Защита настаивает, что сделка была публичной и никаких вопросов к ней не было.

Наконец, в июле Следственный комитет забрал у столичного ГУ МВД дело о мошенничестве в сфере кредитования, которое в 2015 году было возбуждено как раз по заявлению Альфа-банка, и принял его к производству. Обвиняемым по нему по-прежнему проходит Андрей Малышев, утверждали защитники Абызова.
Активы. Обвинение в суде раскрывало, что по первому делу против Абызова наложен арест на его счета и имущество на сумму около 27 млрд рублей. Речь шла о 437 млн рублей на счетах, двух земельных участках, двух жилых домах, трех квартирах, машино-месте и т.д. Часть активов с тех пор была по решению судов разморожена: этого добивалась защита Абызова, настаивая, что при первоначальных претензиях на 4 млрд рублей замораживать имущество на сумму в несколько раз больше нецелесообразно.

Кредиторы уверены, что у Абызова хватит имущества расплатиться по долгам, говорят двое собеседников The Bell.

Абызов с 2011 года входит в рейтинг богатейших россиян Forbes, но его состояние с каждым годом становится все меньше — в 2011 году он занимал в списке 76-е место с состоянием $1,2 млрд, в 2018-м — уже 162-е место с состоянием $600 млн.

Основным российским активом Абызова была E4, в презентации компании Ru-Com, управлявшей активами Абызова, говорилось, что она также управляет активами в энергетике («Сибэко»),  дорожном строительстве (группа RADIUS) и сельском хозяйстве (агрохолдинг «Копитания»). Первая была продана Мельниченко, «Копитания», по данным СПАРК, сейчас принадлежит ее гендиректору Александру Рогожину. Информация о дорожно-строительной группе RADIUS в открытых источниках отсутствует, а описанные в презентации ее проекты совпадают с проектами, которые реализовала компания «Мостотрест» (25% акций самого «Мостотреста» Абызов продал Аркадию Ротенбергу еще в 2010 году).

После задержания Абызова телеграм-каналы писали, что у него есть совместный актив с бизнесменом Дмитрием Босовым — доля в угольной компании «Разрез Кийзасский», добывающей уголь в Кемеровской области. Это похоже на правду. По данным СПАРК, 40% ООО «Разрез Кийзасский» с выручкой в 2018 году 21 млрд рублей и чистой прибылью 5,2 млрд рублей принадлежит кипрской Hillestrato Investment. Она же владеет пансионатом «Энергетик» в Тверской области, ранее принадлежавшим РАО ЕЭС, а затем — «Новосибирскэнерго», владельцем которой был Абызов. Гендиректор компании Босова «Сибантрацит» (в нее входит разрез) Максим Барский комментировать это не стал.

Еще одним известным активом Абызова был инвестфонд Bright Capital: в 2012 году Forbes писал, что фонд инвестировал около $200 млн в десяток проектов в Кремниевой долине. Но в последние годы Абызов от него тоже открещивался. Управляющий фонда Михаил Чучкевич был задержан по подозрению в хищении 1,3 млрд рублей в июне 2018 года, в марте он был освобожден под подписку о невыезде.

Арест Абызова Басманный суд Москвы в конце июля продлил еще на три месяца.