/
17.10.2016

Что общего у Матвея Урина, Мухтара Аблязова, чиновников АСВ и Росинтербанка?

Почти шесть лет этот незаметный банк мог быть тайным хранилищем и «прачечной» для выведенных активов из десятков обанкроченных российских банков.
Крах «Росинтербанка» прошел почти незамеченным, несмотря на то, что эта кредитная организация занимала 67-е место в банковской системе России по размеру активов (102,3 млрд рублей). С начала 2016 года лицензий лишились 72 российских банка, так что произошедшее отнюдь не стало сенсацией. Дыра в балансе «Росинтербанка» велика, более 40 миллиардов рублей, но рекордна. Перед отзывом лицензии объем вкладов физлиц составлял не менее 55 млрд рублей. Да, но ведь эти вклады были застрахованы. Зачем беспокоиться, подумаешь, одним банком стало меньше.
 
Но ряд обстоятельств, сопровождавших крах «Росинтербанка», заставляет обратить на себя внимание. 14 сентября ЦБ отключает его от системы «Банковские электронные срочные платежи» (БЭСП), но мораторий на выплаты кредиторам не вводится. С одной стороны, это можно истолковать как заботу о клиентах: в этом случае банк может выдавать деньги из кассы или из сейфовых ячеек. Но … их там не было, так как наличные регулярно инкассируются. Более того, как свидетельствуют отзывы клиентов на сайте banki.ru – проблемы с выдачей вкладов возникли у «Росинтербанка» еще 12 сентября. Зато такое решение открывает простор для операций с наличными, которые впоследствии могут быть признаны незаконными.
 
Однако самая большая странность - назначение временной администрации из сотрудников госкорпорации Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Практически всегда в подобных случаях, временная администрация - это сотрудники Департамента по лицензированию и финансовому оздоровлению ЦБ РФ. АСВ привлекают, когда речь идет о санации банка. На практике санация означает, что у мегарегулятора уже налажен конструктивный диалог с владельцами и менеджментом, на проблемный банк есть покупатель, есть ликвидные активы на балансе. Но относительно «Росинтербанка» предположить такое трудно.«Еще в конце 2015 года кредитный портфель «Росинтербанка» был недорезервированным, пробел в качестве активов составлял 6 млрд руб. Очевидны и дальнейшие манипуляции с активами и пассивами банка: по данным на 1 июня 2016 года, активы равнялись 94,6 млрд руб., а на 1 августа внезапно выросли до 99,93 млрд руб.», - считает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов.
 
«Росинтербанк» явно испытывал проблемы последние несколько месяцев. Выделялся он, главным образом, агрессивным привлечением средств частных вкладчиков, ставки по депозитам были одни из самых высоких на рынке. Видимо, десятки тысяч вкладчиков, многие из них были пенсионеры, на которых была рассчитана маркетинговая модель «Росинтербанка», так растрогали чиновников ЦБ, что они отправили в уже горящий ярким пламенем банк не «пожарных» - сотрудников Департамента по лицензированию и финансовому оздоровлению, а «докторов» - представителей АСВ.
 
Были ли на это основания? В соответствии с федеральным законодательством на Агентство «возложена функция финансового оздоровления (санации) системно значимых банков, являющихся участниками Системы страхования вкладов (ССВ)», так что ответ положительный. Хотя сложно назвать «Росинтербанк» системно значимым, пусть он и входил в «сотню» по размеру активов.
 
Насколько оправдана была такая мера со стороны ЦБ? На этот счет у многих специалистов возникают вопросы. Как писал 19 сентября «КоммерсантЪ»: «это исключительный случай, когда в сообщениях ЦБ нет четкого обоснования применения этой меры (введения временной администрации) к банкам со ссылкой на нормы закона "О банкротстве", как нет и обоснования того, почему введена временная администрация в лице агентства, а не ЦБ, указывает партнер "Ионцев, Ляховский и партнеры" Игорь Дубов.

«По закону "О банкротстве" для введения временной администрации в лице АСВ нужно железное обоснование - комитет банковского надзора должен утвердить план по предупреждению банкротства, но в сообщениях ЦБ об этом нет ни слова»,- продолжает господин Дубов. В любом случае, единственный объективный факт – внешние управляющие АСВ со своей работой не справились. Почему это произошло? По официальной версии, обнародованной Центробанком, администрация и владельцы банка «с первого дня препятствовали сотрудникам АСВ». Причем, довольно успешно. «Автоматизированная банковская система банка не функционирует, серверы выведены из строя. Юридические дела и прочие документы изъяты или уничтожены», - сообщается на сайте мегарегулятора.
 
Эксперты недоумевают: если указанные вопиющие нарушения были заметны сразу (а их сложно было не заметить) - то зачем понадобилась такая пауза в принятии решения на отзыв лицензии? Чтобы понять очевидное – санировать в «Росинтербанке» уже нечего, сотрудникам АСВ, потребовалось два рабочих дня плюс выходные. За это время можно уничтожать документы, сервера, вывозить деньги и ценности. А если эти вещи происходили уже после прихода сотрудников АСВ в банк, - то почему временная администрация никак им не воспрепятствовала? Например, вызвала полицию для начала.
 
Неудивительно, что ряд СМИ предположили о наличии связи владельцев банка с руководством АСВ, аргументируя это тем, что «Росинтербанк» и его акционеры с 2011 года регулярно принимали участие в торгах и конкурсных процедурах, проводимых по линии АСВ. В феврале 2011 г. при реализации АСВ кредитного портфеля обанкротившегося АКБ «МЗБ» его приобретателем выступило ООО «Гермес-Органика», принадлежащее бенефециару «Росинтербанка» Георгию Гвелесиани.
 
«Росинтербанк» в разное время принимал участие в торгах АСВ по распродаже имущества МФТ-Банка,  КБ «Социальный городской банк»  и АКБ "Мультибанк". В апреле 2015 года АСВ аккредитовал «Росинтербанк», включив его в число «особо доверенных и проверенных» финансовых организаций, имеющих право участвовать в конкурсах по отбору банков-агентов для выплаты компенсаций вкладчикам банков-банкротов. 
 
Но есть обстоятельства, которые свидетельствуют, что многолетнее сотрудничество чиновников АСВ и «Росинтребанка» могло быть не только официальным, но и так скажем, неформальным.
 
Прежде всего, обращает на себя внимание, что все топ-менеджеры «Росинтербанка», председатель правления Марина Краснова и ее заместители Алексей Кузьмин и Константин Воробьев пришли из АМТ-банка (до 22 марта 2010 года БТА-банк) в 2010 году. Входящий в совет директоров «Росинтербанка» Ильдар Хажаев ранее возглавлял «АМТ-банк» (лишен лицензии в 2011 году), в 2009 году его допрашивали следователи СКР по уголовному делу Мухтара Аблязова, скандального казахского миллиардера, обвиняемого в хищении денег банка и скрывающегося во Франции от российского правосудия.
 
В 2010 году и началось стремительное восхождение крошечного «Росинтербанка», который очень быстро вошел в топ-100 и буквально стал распухать от денег, ставя рекорды по прибыльности бизнеса, шокируя финансовых аналитиков своей бухгалтерской отчетностью. Однако официально, среди акционеров «Росинтербанка» господин Аблязов официально никогда не числился. Есть основания полагать, что такое бурное развитие «Росинтербанка» может быть связано не только с исчезнувшими миллиардами Аблязова, но и с внезапным крахом «обнальной» банковской империи Матвея Урина. Принадлежавшие ему «Традо-банк», «Донбанк», «Монетный дом», КБ «Славянский», «Уралфинпромбанк» практически синхронно были лишены лицензий в 2010 году, а их активы почти на 10 млрд рублей исчезли в неизвестном направлении.
 
Еще одно любопытное совпадение – рост филиальной сети «Росинтербанка» происходил, как правило, за счет банков, которых ЦБ подозревал в отмывании денег и хищении средств вкладчиков: как например, лишенный лицензии в 2011 году подмосковный «Соцгорбанк» или «Российский кредит» (лицензия отозвана в 2015 году) Анатолия Мотылева. Не исключено, что собственники «Росинтербанка» были только номинальными фигурами, а его топ-менеджеры на протяжении нескольких лет вели двойную игру с очень высокими ставками, выполняя поручения людей с очень серьезным криминальным бэкграундом. «Росинтербанк» их стараниями стал надежным временным хранилищем и «прачечной» для выведенных активов для нескольких российских банков, у которых ЦБ отозвал лицензию. В этом случае неофициальное признание его «системно значимым банком» со стороны ЦБ выглядит оправдано.
 
Непонятное решение о назначение команды из АСВ для внешнего управления «Росинтербанком» и четырех дневная пауза до отзыва лицензии, во время которой в банке происходили странные вещи, бесследное исчезновение его топ-менеджеров. Все это наводит на мысль о том, что кто-то в АСВ очень не хочет, чтобы обнаружилась связь «Росинтербанка» сразу с несколькими крупными преднамеренными банкротствами кредитных организаций последних лет. Ведь одна из основных задач АСВ - заниматься поиском и возвращением денег, украденных у вкладчиков лопнувших банков, а особенных успехов в этом госкорпорация не демонстрирует.
 
Судя по последним публикациям в СМИ, посвященным «Росинтербанку», похоже, руководство АСВ и ЦБ нашли легкое решение, «умыв руки» и предпочитая вообще не комментировать эту странную ситуацию вокруг этого банка.
 
Так что вопрос «что стало с его активами» становится во многом риторическим. Не исключено, что часть из них трансформировалась в центнеры наличных долларов США и тихо лежат на конспиративной квартире еще не известного стране скромного «полковника». Завеса молчания вокруг этого многомиллиардного бизнеса устраивает слишком многих. Не секрет, что так называемый «поджог» обреченных банков, использование их для сомнительных операций накануне отзыва лицензии, превратилось в России в отдельную, высокодоходную отрасль криминального бизнеса. По данным агентства Fitch, с 2013 по 2015 год выплаты АСВ вкладчикам "лопнувших" банков составили 750 миллиардов рублей.