«Человека Трутнева» догнали в Смольном

Борьба с коррупцией разгорелась прямо на ступенях Смольного. Чиновник из аппарата вице-губернатора Игоря Албина лично задержал неудачливого комбинатора, который пытался поучаствовать в распределении должностей, упоминая интерес вице-премьера российского правительства.
25.06.2015
«Фонтанка» встретилась с лоббистом-авантюристом.

Генералам лично крутить руки мазурикам не положено. Тем более генералам гражданским и тем более в Смольном. В пятницу, 19 июня, традиция была нарушена. Действительный государственный советник, чиновник из аппарата вице-губернатора Игоря Албина лично гонялся по коридорам власти за тем, кого посчитал мошенником. Убегавший, выбросив бумаги официального вида, пытался избежать контакта, но был схвачен и передан в руки полицейских.

Началась история несколькими месяцами раньше, когда Евгений Викторович Харин впервые появился в аппарате вице-губернатора. Каким образом человек без поста и даже без внятного общественного положения был удостоен разговора — секрет фирмы. Разговор был предметным. Как рассказали «Фонтанке», Евгений Викторович намекал на необходимость при кадровых перестановках в Комитете по природопользованию «учитывать мнение» – конечно, не его, Евгения, мнение, а пожелания вице-премьера России Юрия Трутнева, чьим негласным и неофициальным конфидентом он как бы выступает.

Прокол был в уровне аферы — несмотря на попытки демонстрировать уверенность и непринужденность, чиновник услышал фальшь в формулировках и с непрошеным советчиком попрощался. Тем большим было удивление государственного человека, когда он узнал, что тот же Евгений Харин известен и в Комитете по природопользованию. То, что ходатай использовал уже не только свою предполагаемую близость к вице-премьеру, но и якобы упоминал фамилию вице-губернатора как лица заинтересованного, вызвало некоторое недоумение. Оно усилилось, когда шапочно знакомый с Хариным чиновник услышал о том, что он якобы имеет некий личный интерес в областной недвижимости. После того как донеслись слухи, что Харин объявился и в Комитете по благоустройству и пытается ходатайствовать за уволенного в апреле 2015 года директора крупнейшего полигона твердых отходов «Новоселки», опять вспоминая фамилии из Смольного, недоумение переросло в раздражение.

Катарсис наступил 19 июня, когда чиновник из аппарата Игоря Албина встретил Евгения Харина, выходящего из Смольного с пачкой документов в руках. На вопрос о посещенном кабинете Харин ответил неудовлетворительно, попытка выкинуть бумаги показалась и вовсе неприличной, и действительный государственный советник, заподозрив коррупцию и обман, лично зафиксировал ходатая на ступенях смольнинского крыльца, передав его затем прибывшему полицейскому наряду. Причина усмотреть в визите недоброе — категорический отказ назвать того, кого посетил, и документы с карандашными пометками о переводе денег на определенный счет, «как договорились».

Во власти полиции Евгений Харин находился недолго и в тот же день был отпущен на свободу. Влиятельному чиновнику посыпались СМС с призывом «не губить» и обещаниями личного звонка «от Трутнева». «Фонтанка», впечатленная неприкрытым авантюризмом, пригласила Евгения Викторовича на разговор. Харин согласился на беседу в одном из кафе на Малой Садовой.

Недорогой темно-серый костюм, никакой галстук и изрядно пожившие, но тщательно начищенные туфли. Классический облик чиновника средней руки портила некоторая нервозность во взгляде.

- Евгений, что у вас произошло в Смольном в пятницу? Почему вы бегали, роняя документы, а вас ловили и отправляли в полицию?

– Я пришел в Смольный только с одной целью — прояснить ситуацию, если я был где-то не прав — извиниться. И всё. И разойтись, как в море корабли. За спиной я никогда не работал. И то, что на меня обиделись, — это на меня наговорили.

- Наговорили. Например, что вы представлялись знакомым вице-премьера и полпреда президента на Дальнем Востоке Юрия Трутнева.

– Ну да. Он мой знакомый, мы же из Перми все.

- В аппарате Трутнева о вас ничего не знают. Во всяком случае, вашей фамилии не припомнили.

– При чем здесь аппарат? Трутнев был замминистра, мы работали вместе с ним в Москве (Юрий Трутнев в 2004 – 2012 гг. занимал пост министра природных ресурсов. До этого был губернатором Пермской области. Заместителем министра никогда не был. — Прим. ред.). Потом он стал помощником президента, потом ушел на зама в правительство, полпредом на Дальний Восток. Мне было сделано предложение, но в Хабаровск мне показалось ехать далековато.

- Говорят, в комитет городского правительства вы обращались, упоминая не только Трутнева, но и фамилию петербургского вице-губернатора.

– Нет, не было такого. В комитет не обращался.

- Ни в один, ни в другой? Ни в Комитет по природопользованию по поводу руководителя, ни в комитет по благоустройству по поводу директора полигона?

– Ну, о директоре полигона там хотел пообщаться. Директор лет шесть-семь отработал, и убрали его. Обидно. Я просто хотел поговорить, объяснить, что подставили человека. Нормальный адекватный мужик, а его уволили. Говорят, я, прикрываясь чужим именем, зарабатывал какие-то деньги. Я не брал. Есть такое слово — справедливость. Один против всех, против беспредела. Меня в свое время учили так: если есть возможность бороться за нормальных людей, адекватных — без денег, без всего, — значит, надо это делать. (Экс-директор полигона в разговоре с «Фонтанкой» подтвердил, что с Евгением Хариным он действительно некоторое время общался и тот даже обещал помощь в восстановлении на работе. О деньгах речь не заходила. — Прим. ред.)

- Евгений, а чем вы зарабатываете на жизнь в свободное от борьбы время?

– Объясню так. Если совсем по-простому: по Москве остались кое-какие связи. Если у людей какие проблемы создаются — сейчас в Москве ничего бесплатно не делается. Правильно? В меру своих возможностей я в таких вопросах помогаю.

- Евгений, какие связи? Вы уже несколько лет в Петербурге. Постов не занимаете, в команду не входите. За счет чего? Ведь ничего нет. Трутневу ведь позвонить не сможете?

- Ну почему, могу обратиться с просьбой какой-то.

- Вы обратитесь, и Трутнев позвонит Полтаченко: мол, есть у меня хороший товарищ Евгений Харин, он попросит за человека, посодействуй. Извините, не верю.

- Ну почему. Если надо, то сделает. Мы с ним начинали вместе ещё с девяностых годов. Рядышком были.

- Чем закончились ваши приключения в полиции?

- Да ничем. Посмотрели на меня, спросили, нет ли подложных удостоверений. Сильно интересовались, как и к кому я прошел в Смольный. Да так и прошел, там бюро пропусков на первом этаже, так туда и прошел.

- К кому ходили, полицейским не сказали? И мне не скажете?

- Это когда?

- Когда бегали и бумаги раскидывали.

- Дело на улице было. Давайте проясню ситуацию. К тому и приходил, кто меня полиции передал. Ну, он на эмоциях. Думал, я у кого другого был. Давай, говорю, мы с тобой сейчас вдвоем останемся и конкретно поговорим. Я под тебя никогда не брал. В чем проблема? Что я, оправдываться буду за то, чего не делал? Ну, он погорячился. Я не для решения вопроса обращался. У меня была возможность помочь — я обратился, без денег, без корысти.

- А что за бумаги вы выбрасывали?

- Какие бумаги?

- С карандашными пометками о счетах и переводах.

- Бумажки мои были, личного пользования. Я пришел просто людям помочь. Люди по три месяца бьются, ни письмо передать, ни лично встретиться. Хотел просто реально помочь, ни копейки не брал. Честно скажу, мне эти канители не нужны. Ребят, есть какие-то доказательства хоть чего-нибудь? Нет. Ну и до свидания. Я что, с деньгами пришел? Или за деньгами пришел? Я просто пришел к человеку за помощью. Что случилось. то случилось. Чего в этом плохого? Если есть какие обиды, давайте сядем и решим.

- То есть чистая благотворительность?

- Я никогда никому не говорил, что я пойду решать вопрос, дайте мне аванс, потом окончаловку. Я так не говорю. Получится — решу, не получится — не судьба.

- Что сейчас будете делать? В аппарате к вам настроены, мягко говоря, критически, так что по Петербургу вашу, скажем так, консультационную деятельность прикроют.

- Да и черт с ним.

- Вообще не проблема. Поехал в Москву. Договорился. Решил вопрос. Вот и всё.

На главный вопрос о профессиональном секрете «захода в кабинет» Евгений Харин корреспонденту не ответил, переведя разговор на город Севастополь и губернатора Сергея Меняйло, своего хорошего знакомого (в разговоре с «Фонтанкой» и Меняйло никого по фамилии Харин не припомнил). Попрощались, Харин пообещал звонить в случае чего. И вскоре позвонил, намекнув на ответственность за клевету: «Как говорится, не сошлись характерами — это нормально, но то, что вокруг меня происходит, — это клевета. Зря они на нас так пошли. Всё обратно к ним вернется. Но я, как порядочный человек, не хочу создавать проблем и веду себя корректно, несмотря на все претензии».

Корреспонденту «Фонтанки» Харин предложил встречу с дальневосточным полпредом: «Договорились так: до пятницы Юрий Петрович прилетит в Питер, и, если хотите, можем встретиться и пообщаться». Журналист согласился с энтузиазмом. Всерьез рассчитывать на интервью мешает ответ на запрос, который «Фонтанка» послала Юрию Трутневу, спрашивая, известен ли ему Евгений Викторович Харин. Помощник полпреда по телефону уверенно сообщил: «Такого человека Юрий Петрович не знает. Если кто-то пытается прикрываться его именем — это аферист».

Справка:

Евгению Харину 42 года, молодые годы он действительно провел в Перми, в те времена, когда город, а затем и область возглавлял Юрий Трутнев. С 2005 года — в Петербурге. Никаких данных о работе Евгения Харина в правительственных структурах обнаружить не удалось.