Бриллианты раздора

Теперь уже экс-руководитель алмазного монополиста «Алроса» Федор Андреев всегда выделялся из серой толпы похожих друг на друга чиновников: высокого роста, с почти военной выправкой, абсолютно седой, да еще и без правой руки. 
07.10.2014
Это явно контрастировало с аморфной массой обрюзгших в своих высоких креслах глав большинства госкомпаний. Острословы, которые придумывали прозвища типа Паша Бордюр или Миша Два Процента, тут же приклеили Федору Андрееву обидный ярлык Однорукий Бандит. Хотя, как уверяют знакомые с ним люди, прозвище не имеет никакого отношения к действительности. «Он рассудительный, отчасти дотошный, но очень честный человек», – подчеркивает источник «Ко», знакомый с бывшим главой АК «Алроса» по работе в РЖД.
 
Не сойдясь во взглядах с куратором отрасли вице-премьером Юрием Трутневым, Федор Андреев предпочел самостоятельно покинуть пост руководителя алмазной компании. «По медицинским показаниям» – именно так звучит официальная версия. Но эксперты говорят, что всему виной подковерная борьба. Если бы Федор Андреев продолжал оставаться у руля АК «Алроса», инициированные оппонентами проверки компании могли бы вынести на поверхность много неприятных фактов. Речь идет в первую очередь о сделках с непрофильными активами алмазодобытчика. 
 
Медицинские показания Слухи о том, что Федор Андреев может быть отправлен в отставку, ходили уже достаточно давно. Формально его пятилетний контракт истек 14 июля, но поскольку найти замену не удалось, контракт фактически превратился в бессрочный. Перед этим, в феврале 2014 г., продлить полномочия главы АК «Алроса» рекомендовал ее наблюдательный совет, но против выступил Юрий Трутнев. По неофициальной версии, вице-премьер якобы разошелся с менедж­ментом во взглядах на дальнейшую стратегию развития компании. Более того, якобы именно он инициировал проверку алмазного монополиста Росимуществом и Счетной палатой. Целью проверки была оценка эффективности стратегии развития и проведенное в прошлом году IPO компании. Юрий Трутнев еще в марте заявил о возможности создания в России алмазной биржи и перспективе строительства на Дальнем Востоке центра огранки алмазов. Он требовал, чтобы «Алроса» больше внимания уделяла переработке сырья, в то время, как Федор Андреев делал акцент на развитии добычи. «Федор Андреев, поддерживаемый руководством Якутии, проводил политику наращивания продаж на экспортных рынках. В частности, заключались долгосрочные контракты с европейскими потребителями. Это позволяло получать повышенную доходность и провести успешное IPO. Юрий Трутнев же, выражая позицию российского руководства, настаивал на увеличении продаж алмазов на внутреннем рынке и развитии ограночного бизнеса», – подтверждает старший аналитик ИГ «Норд-Капитал» Роман Ткачук. «Что касается гранильного производства, то эта идея вполне здравая. Недавно власти республики объявили о том, что будет создана территория опережающего развития «Бриллиантовая долина». Проектом предусмотрено создание ювелирно-гранильного комплекса в Якутске, уже начались переговоры с потенциальными резидентами и инвесторами. «Алроса» вполне может стать одним из участников этого проекта, причем не только в качестве поставщика алмазов, но и как создатель гранильного производства, а также ювелирного», – добавляет ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов.
 
Но далеко не все согласны с мнением Юрия Трутнева, некоторые эксперты полагают, что переработка алмазов – это тупиковое и весьма опасное для финансового положения АК «Алроса» направление развития. «Если новому руководству компании придется развивать ограночный бизнес, это приведет к необоснованному росту инвестиций. Рентабельность направления составляет 5–7%, что существенно увеличивает сроки окупаемости таких вложений. Это окажет давление на котировки», – подчеркивает аналитик ИК «Ренессанс капитал» Владимир Скляр. По его словам, есть два варианта развития ограночного бизнеса. Первый – это покупка смоленского производственного объединения «Кристалл», являющегося единственным крупным огранщиком алмазов в стране. Но для его покупки потребуется около $0,5 млрд. Второй вариант – создание соответствующей компании с нуля. Именно этот вариант якобы и лоббирует Юрий Трутнев. Но основная проблема этого сценария – необходимо найти квалифицированный персонал, а его в нашей стране попросту нет. Кроме того, произведенным в России бриллиантам будет сложно конкурировать по цене и качеству с теми, что производятся в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, так как процесс огранки там налажен уже давно, а себестоимость труда не в пример ниже российской. 
 
Высокий блондин Карьера Федора Андреева началась в конце 1980-х, сразу после окончания Ленинградского государственного университета по специальности «политическая экономия». Он пришел на работу экономистом в отдел финансирования и кредитования коммерческого банка «Тверь». Тогда у него не имелось никаких связей, и бывший студент «попал», как говорится, в «рыночную струю». Достаточно быстро исполнительного и грамотного начинающего финансиста заметило руководство и начало продвигать по служебной лестнице. Уже через три года он возглавил петербургский филиал Тверьуниверсалбанка, очень мощного по тем временам финансового института Северной столицы. Именно с этого этапа будущий глава АК «Алроса» стал обрастать связями, сыгравшими ключевую роль в его дальнейшей жизни. Профильный комитет по финансам в администрации Санкт-Петербурга тогда курировал Алексей Кудрин, впоследствии перебравшийся в Москву и ставший министром финансов. Именно Кудрин в начале 2000-х пригласил его в руководство «Алроса», вспоминал сам Федор Андреев. В Питере он познакомился и с будущим главой ОАО «РЖД» Владимиром Якуниным. В те времена, как говорят, он руководил АОЗТ «Международный центр делового сотрудничества», у которого банк снимал помещение под свой офис. Именно через эти связи Федору Андрееву впоследствии и составили протекцию для работы в РЖД.
 
Тверьуниверсалбанк получил широкую известность благодаря использованию вексельных схем: он выпускал собственные долговые бумаги, что способствовало решению проблемы неплатежей, в те времена висевшей дамокловым мечом над всей финансовой системой страны. В марте 1994 г. премьер-министр Виктор Черномырдин приводил эту схему в качестве положительного примера, которому должны последовать и другие кредитные организации. «Мы первые додумались, что для того, чтобы дать кредит, не нужны деньги. Мы давали кредит собственными векселями, например, на полгода семимесячным векселем», – вспоминал впоследствии сотрудник банка Сергей Васильев. Это нововведение вызвало ажиотажный спрос со стороны клиентов. Дело в том, что ставка кредита по векселям была на уровне 35% годовых, в то время, как среднерыночная ставка составляла около 60%. Банк начал расти как на дрожжах, но в 1996 г. все рухнуло. Другие участники банковского рынка накануне выборов президента в 1996 г. начали обнулять корреспондентские счета в межбанковском расчетном центре Тверь­универсалбанка. На следующий день после голосования у него отозвали лицензию. Многие видят в этом политические причины, так как совет директоров банка тогда возглавлял Николай Рыжков, который был близок к основному сопернику Бориса Ельцина в президентской гонке – Геннадию Зюганову. Как бы то ни было, но золотые времена для банка закончились с утратой лицензии. Федор Андреев к тому времени успел сколотить собственную команду и после краха Тверьуниверсалбанка перешел на работу в КБ «Балт­онэксим банк», взяв с собой Сергея Пушкина (был членом правления банка) и Александра Винокурова (был главой казначейства Тверьуниверсалбанка). По слухам, они якобы помогли совладельцам «Онэксима» Владимиру Потанину и Михаилу Прохорову вытащить свои деньги из рухнувшей кредитной организации, за что и получили хорошие должности на новом месте. Федор Андреев стал заместителем председателя правления «Балтонэксим банка», Александр Винокуров получил назначение в партнерский «Онэксиму» Ухтабанк, где сел в кресло замруководителя региональной дирекции, а Сергей Пушкин получил должность начальника управления методологии и контроля региональных банков самого Онэксим-банка. Кстати, впоследствии он последовал за Федором Андреевым сначала в РЖД, где руководил казначейством, а затем и в АК «Алроса» (вице-президент).
 
Кудрин и его семья В Санкт-Петербурге судьба свела Федора Андреева с еще одним крупным предпринимателем конца 1990-х – начала 2000-х, с Отаром Марганией. Он всегда считался близким знакомым Алексея Кудрина. Это сейчас Отар Маргания числится «рядовым» акционером банка «Возрождение», а в 1990-х он был весьма могущественным человеком, который начинал с поставок цитрусовых в Северную столицу, а впоследствии имел отношение к созданию банка «Пальмира», «ВЭБ-инвест банка», а впоследствии и «КИТ Финанса». Он также на протяжении четырех лет являлся советником своего «однокашника» – министра финансов Алексея Кудрина. Но наибольшую известность Отар Маргания обрел после создания ИГ «Алроса», именно она участвовала в войне за контроль над российским алмазным монополистом. Не надо путать ИГ «Алроса» и саму компанию «Алроса». Первая не имела практически никакого отношения к алмазному бизнесу, хотя по факту являлась «внучкой» монополии. Алексей Кудрин в те времена возглавлял наблюдательный совет «Алроса» и курировал всю отрасль. А компаниям, подконтрольным Отару Маргании, тогда принадлежала значительная доля неподконтрольных «Алроса» акций инвестиционной группы. «Дочки» монополии контролировали 50 плюс одна акция ИГ. «Я занимаюсь научной, а не практической деятельностью, потому это не входит в сферу моих интересов», – комментировал тогда эти слухи сам предприниматель.
 
Тем не менее почему-то именно в тот период первым вице-президентом АК «Алроса» был назначен Федор Андреев, знакомый и с Алексеем Кудриным, и с Отаром Марганией еще по работе в Северной столице. Но блицкриг по захвату «Алроса» Отару Маргании не удался, и Федор Андреев вынужден был уже через год поменять место работы. Несложно догадаться, что благодаря знакомству с Владимиром Якуниным он сразу же оказался востребованным в ОАО «РЖД», где получил кресло вице-президента. На этом посту он был полезен как Владимиру Якунину в борьбе за контроль над Транскредитбанком, так и в деле по спасению «КИТ Финанса», который называют вотчиной Алексея Кудрина. Дело в том, что «КИТ Финанс» вырос из банка «Пальмира», в создании которого участвовал все тот же Отар Маргания. Затем его переименовали в «ВЭБ-инвест банк» (2001 г.), а в 2005 г. – в «КИТ Финанс». «КИТ» недоброжелатели экс-министра финансов даже расшифровывали как «Кудрин и Тинтякова» (Ирина Тинтякова – вторая жена Алексея Кудрина). В октябре 2008 г. при непосредственном участии Алексея Кудрина и возглавляемого им Министерства финансов был подписан документ по спасению «КИТа». ИГ «Алроса» и РЖД выкупили 90% акций «КИТ Финанса». Через год после этого Федор Андреев стал главой АК «Алроса» и привел туда с собой Сергея Пушкина, до этого руководившего Транскредитбанком (явно прослеживается преемственность). 

Что касается второго члена команды будущего главы «Алроса» Александра Винокурова, то Отар Маргания не забыл и про него, взяв на пост главы «ВЭБ-инвест банка». С переименованием банка в «КИТ Финанс» он не только стал его руководителем, но и считался основным акционером (62% акций). В 2008 г. его состояние оценивалось в $1,3 млрд. С 2009 г. он инвестирует в медиаресурсы. 
Неразменный актив Ситуация после кризиса 2008 г. у АК «Алроса» была сложной. «На третий день работы мне позвонил прокурор и сказал: «Дайте мне ваш домашний адрес, мы пришлем вам представление в связи с задержкой выплаты зарплаты в компании», – вспоминал Федор Андреев в интервью газете «Ведомости». Однако ему удалось справиться с затруднениями и даже серьезно нарастить объемы бизнеса алмазной компании. В I полугодии 2014 г. она увеличила чистую прибыль по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) на 58%, до 23,1 млрд руб. против 14,6 млрд руб. за аналогичный период прошлого года. Выручка АК «Алроса» выросла на 27% и составила 104,8 млрд руб. Но далеко не все проблемы удалось разрешить. Так, алмазодобытчик до сих пор не смог избавиться от непрофильных активов – компании «Геотрансгаз» и Уренгойской газовой компании (УГК), которые осваивают Береговое и Усть-Ямсовейское месторождения. Они неоднократно выставлялись на продажу, но на данный момент так и не проданы. Конечно, то, что АК «Алроса» влезла в эти активы, вовсе не вина Федора Андреева, ведь, когда они были куплены, он еще работал в ОАО «РЖД». Затем они были проданы и выкуплены обратно. Весьма странная сделка. «Алроса» консолидировала 100% в обеих коммерческих структурах весной 2012 г., выкупив 90% «Геотрансгаза» и 90% доли УГК за $1,037 млрд у «ВТБ Капитала» и по 10% у «Метрополя» за $100 млн. Мало того, для финансирования сделки АК «Алроса» в марте 2012 г. разместила ECP (евровекселя) на общую сумму $1,26 млрд, то есть она не только выкупила обратно ранее проданный непрофильный актив, но еще и взяла кредит на его приобретение. Кроме того, ошибочным решением называют IPO компании, которое при активной поддержке Федора Андреева прошло в 2013 г. Это размещение оппонент руководителя АК «Алроса» Юрий Трутнев считает серьезным ударом по интересам государства в алмазной отрасли. 

После отставки Федора Андреева акционеры «Алроса», скорее всего, начнут пересматривать стратегию развития компании. В частности, в октябре пройдут выборы нового президента. «Позиции государства чуть сильнее – Росимуществу принадлежит 43,9% акций, у правительства Якутии блокирующий пакет (25%+1 акция), еще 8% – у восьми улусов Якутии. Исходя из этого, стоит ожидать некоторой переориентации компании в сторону внутреннего сбыта и создания ограночного производства, при этом инвестирование в добычу и экспорт алмазов могут быть уменьшены», – предполагает Роман Ткачук. По его мнению, это негативно скажется на финансовых показателях АК «Алроса»: добывающий бизнес наиболее маржинальный, а стоимость драгоценных камней на экспортных рынках выше, чем на внутреннем. Видимо, именно с этим связано снижение акций алмазной компании на фондовом рынке: -22% с начала года. Что касается судьбы самого Федора Андреева, то эксперты не исключают, что он вернется на одну из руководящих должностей в ОАО «РЖД». Что же до оставленного им поста, то среди претендентов на него называют руководителя Росимущества Ольгу Дергунову и главного федерального инспектора по Якутии Юрия Подтуркина. Первую кандидатуру считают компромиссной (читай, ни Алексею Кудрину, ни Юрию Трутневу), вторая – явный протеже вице-премьера, так как он работал под его началом, когда занимал кресло руководителя Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых.