Братья Магомедовы медленно читают

Следствию кажется недостаточной скорость 15 томов в день, с которой братья Магомедовы знакомятся с делом.
30.09.2020
В минувший понедельник, 28 сентября, Тверской районный суд Москвы обязал братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых, а также их адвокатов завершить ознакомление с материалами уголовного дела до 7 октября. На судебном процессе предприниматели искренне недоумевали по поводу того, что следствие обвинило их в затягивании ознакомления.

Братьев Магомедовых арестовали и изолировали в «Лефортово» 31 марта 2018 года. Им инкриминируется  создание преступного сообщества, мошенничество и растрата (ст. 210, ст. 159 и ст. 160 УК). Расследование громкого уголовного дела завершилось летом прошлого года, и 27 августа 2019 года обвиняемые приступили к ознакомлению с материалами, которых набралось на 721 том и 126 упаковок вещественных доказательств.

Неделю назад в Тверской суд поступило ходатайство, подписанное руководителем следственной группы, следователем по особо важным делам следственного департамента МВД полковника Константина Николаева, в котором он обвинил Магомедовых и их адвокатов «в явном умышленном затягивании ознакомления с материалами уголовного дела».

— О каком «умышленном затягивании» может идти речь, если за один визит следователей я знакомился с 12–15 томами дела, — удивился Магомед Магомедов. — А в каждом томе — по 250 страниц.

Сейчас нас хотят заставить изучать по двадцать томов за три часа… Я не понимаю, зачем это им надо.

Зиявудин Магомедов добавил:

— Девять месяцев нам носили по пять томов два дня в неделю. Потом начали носить по десять томов, сейчас — побольше и приходят четыре раза в неделю. Я отказываюсь от обеда, но все равно у меня есть всего 2,5–3 часа на ознакомление — таковы правила «Лефортово».

Но суд не услышал доводов подсудимых, обязав завершить ознакомление с материалами дела до 7 октября. За оставшиеся шесть рабочих дней Магомедовы должны изучить 25 томов уголовного дела и осмотреть четыре десятка коробок с вещественными доказательствами.

Адвокат Магомеда Магомедова Михаил Ошеров уже после судебного заседания в разговоре со мной высказал предположение, почему следствие решило форсировать уголовное дело и побыстрее направить обвинительное заключение в окончательной редакции в Генпрокуратуру для утверждения. Дело в том, что в конце ноября истекает срок ареста Магомедовых — исполнится 32 месяца, как братья содержаться в СИЗО.

Новое продление ареста Генпрокуратура может и не поддержать, обвиняемых придется переводить под домашний арест или под подписку о невыезде.

К тому же Генпрокуратура может вернуть уголовное дело на доследование, а вероятность подобного развития событий велика.

Смотрите сами. Один из эпизодов обвинения, инкриминируемых Магомедовым, — хищение 752 млн руб., выделенных на инженерную подготовку стадиона в Калининграде к чемпионату мира по футболу 2018 года. Уголовное дело в отношение нескольких фигурантов по этому эпизоду выделено в отдельное производство. И с этим уголовным делом возникли проблемы. Центральный райсуд Калининграда признал строительно-техническую экспертизу, на которой строится все обвинение, недопустимым доказательством. Но эта экспертиза фигурирует и в обвинении братьев Магомедовых.

Не менее странным выглядит обвинение Магомедовых в хищении бюджетных денег при строительстве железной дороги в Туве. Контролируемая Зиявудином Магомедовым компания «Стройновация» действительно в 2012 году выиграла тендер на строительство железной дороги Кызыл–Курагино к Элегестскому угольному месторождению. И даже получила аванс на разработку проектной документации.

Но уже в конце 2012 года правительственной комиссией «по инновационным проектам, имеющим общегосударственное значение» было принято решение об исключении этой железной дороги из числа инноваций. Прекратили и финансирование.

Компания «Стройновация» вышла из проекта и вернула аванс. И произошло это еще в 2013 году.

Но следствие настаивает, что возвращение аванса произошло «лишь после возбуждения уголовного дела, а именно в качестве возмещения причиненного ущерба». Так написано в постановлении, подписанном  полковником Константином Николаевым, отказавшимся исключать этот эпизод из материалов уголовного дела, возбужденного, напомню, 10 ноября 2016 года.

По логике следствия, за два с половиной года до возбуждения уголовного дела злоумышленники вернули полученные в качестве аванса бюджетные деньги «в качестве возмещения причиненного ущерба».

За время нахождения Зиявудина Магомедова в «Лефортово» он уже лишился ряда активов. Сейчас стало известно, что фактически начался захват транспортной компании FESCO, в которой Магомедову принадлежит 32,5% акций.

FESCO — компания с многомиллиардными оборотами, которая занимается тем, что перевозит грузы на собственных внешнеторговых и каботажных морских линиях, осуществляет железнодорожные перевозки с Дальнего Востока по России, СНГ, странам Центральной Азии и Европы. В компанию FESCO входит и «Владивостокский морской торговый порт» c ежегодной пропускной способностью 5 млн тонн грузов,  нефтепродуктов и до 150 тыс. единиц автомобилей. 

Сейчас в компании FESCO начались действия, которые очень похожи на попытку рейдерского захвата.

Зиявудин Магомедов из тюремной камеры выступил с обращением, заявив, что не собирается продавать свою долю в FESCO и никого не уполномочивал вести переговоры о продаже актива.

Очень выгодно кому-то, чтобы братья Магомедовы оставались под арестом.