Boeing сдуло в реку

Установлена причина аварии лайнера «ЮТэйр» в Сочи.
10.09.2018
Как стало известно “Ъ”, причиной грубой посадки Boeing 737-800 авиакомпании «ЮТэйр» в Сочи, в результате которой получили травмы два десятка пассажиров, скончался от сердечного приступа осуществлявший их эвакуацию спасатель и был полностью разрушен самолет, стал внезапный порыв ветра, по сути вытолкнувший машину за пределы ВПП. Межгосударственный авиакомитет (МАК) сейчас выясняет, почему пилоты Boeing, которых сначала диспетчер, а затем и автоматика самолета предупреждали об опасном сдвиге ветра у земли, решились тем не менее на посадку.

По данным близкого к расследованию источника “Ъ”, разбирающиеся сейчас с обстоятельствами недавней аварии пассажирского Boeing в Сочи, уже установили, что лайнер заходил на посадку в штатном режиме. Проблема у экипажа возникла неожиданно, перед самой землей, когда самолет уже снизился примерно до сотни метров и почти долетел до начала взлетно-посадочной полосы №6. В этот момент его скорость резко увеличилась, и машина, вместо того чтобы продолжить снижение, понеслась вперед.

О таком развитии событий экспертам рассказали записи параметрического и речевого самописцев Boeing. «Черные ящики» зарегистрировали резкое самопроизвольное увеличение путевой скорости самолета перед посадкой, не связанное с действиями экипажа, и реакцию на это бортовой системы Boeing, предупреждающей экипаж об опасности голосовой командой: «Caution! Wind shear» (Внимание! Сдвиг ветра). По мнению специалистов, возле самой поверхности земли самолет, шедший на посадку под стабильным боковым ветром, попал в зону довольно сильного, порядка 20 м/с, попутного. Этот ветер и начал «толкать» машину вдоль полосы, обеспечив перелет штатной точки приземления на 1,3 тыс. метров. Источник “Ъ” утверждает, что в итоге Boeing приземлился в середине трехкилометровой ВПП, да еще с завышенной, порядка 340 км/ч, путевой скоростью.

На полосе самолет не остановился — выкатившись за ее пределы, машина снесла ограждение аэропорта и упала в русло реки Мзымты. У Boeing обломились стойки шасси и отвалилось левое крыло, к тому же самолет загорелся. От гибели 166 его пассажиров и шестерых членов экипажа спасли Мзымта, уносившая вместе с водой горящий керосин, и спасатели, обеспечившие своевременное тушение пожара и эвакуацию пострадавших. Тем не менее около 20 пассажиров получили травмы, скончался от сердечного приступа один из участников тушения, а Boeing оказался полностью разрушен.

По мнению экспертов, резкая смена направления ветра стала для летчиков «непредсказуемым событием», с которым экипаж был не в состоянии справиться. Затормозить самолет в воздухе летчики не могли, перевести его в набор высоты — тоже. Дело в том, что все заходы на посадку в Сочи предусмотрены от моря в сторону гор, поэтому отказ от посадки на высоте менее 100 метров считается слишком рискованным маневром.

Другое дело, что само решение командира экипажа о посадке представляется экспертам сомнительным. В ночь на 1 сентября, когда произошла авария, в Сочи было объявлено штормовое предупреждение: шел ливень, который ухудшал видимость и сцепление колес с покрытием ВПП, в метеосводках сообщалось о порывистом ветре и его возможных сдвигах. По данным участников полетов, в ту ночь почти все прилетевшие в Сочи самолеты встали в зону ожидания либо сразу уходили на запасные аэродромы, например в Краснодар.

Экипаж «ЮТэйр» между тем, как говорят участники расследования, изначально «сориентировался на посадку». За 15 минут до аварии летчики попробовали сесть на другую полосу, №2 длиной 2,2 тыс. метров — не получилось. Непосредственно перед ними попытался зайти на посадку самолет Air Baltic, но и он был вынужден уходить на второй круг. Пилоты Boeing тем не менее решили сесть на более длинную полосу №6.

Эксперты также должны оценить, в полной ли мере летчики использовали для торможения возможности реверса двигателей Boeing. Впрочем, МАК уже распространил в российские авиакомпании так называемое первичное донесение, в котором порекомендовал их руководителям проверить квалификацию пилотов на предмет знания ими «порядка применения реверса после приземления».