Битва за «логистический хребет»: «Фортэкс» отжимает у Ивана Егорова подряд на 1,6 миллиарда

Строитель «Леруа Мерлен» добивается отмены итогов тендера на постройку грандиозного хаба почты России под Казанью.
29.02.2016
Громким судебным процессом обернулся аукцион на строительство почтового мегакомплекса возле казанского аэропорта. Победу темной лошадки, позже влившейся в империю «Ак Барс Холдинга», оспаривает известная в Казани строительная компания «Фортэкс» Рауфа Галямова. На суде генподрядчик проекта фактически признался в нарушении условий аукциона, отмена результатов которого может поставить реализацию амбициозного проекта Николая Никифорова в Татарстане под угрозу.

«ЕСЛИ К ПИКОВЫМ СЕЗОНАМ 2016 ГОДА НЕ ВВЕДЕМ, БУДУТ СЕРЬЕЗНЫЕ ПРОБЛЕМЫ»

История проекта казанского логистического центра началась в мае 2014 года, когда ФГУП «Почта России» и ПАО «Международный аэропорт «Казань» подписали договор об аренде с правом выкупа земельного участка под его строительство. Уже в конце июня торжественно — с участием главы минкомсвязи РФ Николая Никифорова и гендиректора почты России Дмитрия Страшнова — был заложен первый камень в основание будущего сооружения, стоимость которого тогда оценивалась в 2,4 млрд. рублей.

Сообщалось, что в центре будет обрабатываться до 70 тыс. посылок в день, развозить их будут 200 фур. В совокупности почтовый комплекс создаст около 800 новых рабочих мест. Работать центр будет как с международным потоком корреспонденции, так и с внутрироссийской почтой. Зоной обслуживания станет не только Татарстан, но и 6 регионов в радиусе 700 километров. Помимо Казани такие же хабы должны появиться в Москве (первая очередь центра в аэропорту Внуково уже введена), Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Новосибирске, Екатеринбурге, Красноярске и Хабаровске.

Никифоров возлагал на проект очень большие надежды, сравнивая подобные центры с «логистическим хребтом страны»: «Мы строим их для того, чтобы точно знать, за сколько дней посылка дойдет до получателя, дойдет быстро, в целости и сохранности. Это особенно важно в связи с бурным развитием интернет-торговли. Все мы делаем покупки в зарубежных интернет-магазинах. С запуском логистических центров они будут направляться не в Москву, как ранее, а в регион получателя, что ускорит доставку», — объяснял министр.

Выбор Казани в качестве пилотной площадки он объяснил просто: «Очень важно, что здесь находится современный аэропорт, есть доступ к железной дороге, автомагистралям, в том числе федеральным. Это позволит обеспечить быструю связь с близлежащими регионами», — говорил министр.

Не менее красочно расписывал необходимость центра и Дмитрий Страшнов: «Мы четко понимаем, что если к пиковым сезонам 2016 года этот центр введен не будет, то мы будем испытывать серьезные проблемы, потому что нагрузка на основные сортировочные центры в Москве и Санкт-Петербурге очень высокая», — заявлял гендиректор почты России.

Между тем то, чего он так боялся, похоже, случится. Сроки сдачи центра, который первоначально планировалось построить еще к концу 2015 года (первым после Москвы), передвинуты на конец этого года. Но и они могут оказаться сорваны из-за судебных разбирательств.

ТЕМНАЯ ЛОШАДКА ИВАНА ЕГОРОВА

После закладки первого камня в судьбе логопарка повисла пауза более чем в год — открытый аукцион по определению подрядчика строительства логопарка почта России объявила лишь в начале сентября 2015 года. При этом цена по сравнению с первоначально объявленной загадочным образом упала в 1,5 раза — до 1,6 млрд. рублей.

Но еще более удивительными оказались результаты торгов, которые были подведены в октябре. Победителем, снизив цену всего на 8 млн. рублей (0,5%), оказалась темная лошадка: мало кому известное ООО «НПП «Казаньнефтехиминвест». Именно с этой фирмой филиал УФПС «Татарстан почтасы» в ноябре заключил договор на строительство логоцентра. По условиям, объект должен быть введен в эксплуатацию через год.

Согласно данным системы «Контур-Фокус», до звездного часа единственной победой подрядчика в госзаказах был выигранный в 2013 году тендер на 108 тыс. рублей. Тысяч, а не миллионов! Эти деньги полагались «Казаньнефтехиминвесту» за авторский надзор за строительством оздоровительного комплекса в Тетюшах. То есть сама фирма ничего не строила, основным же видом ее деятельности при регистрации заявлено производство сухих цементных смесей.

Интересно, что на момент победы в тендере ООО «НПП «Казаньнефтехиминвест» было «прописано» во Владивостоке. Но позже его перерегистрировали в Москву, где есть клон с точно таким же названием.

Но главное — у обеих компаний в учредителях фигурирует Юрий Лихачев, а возглавляет их его отец Рустем Лихачев. Через него у малоизвестной организации прослеживаются весьма интересные бизнес-связи. Так, к примеру, он был владельцем и ныне ликвидированного ООО «Спортивный клуб «Тимерхан», и целой группы ЧОПов, обслуживающих предприятия холдинга «Ак Барс». Также Лихачев-старший до недавнего времени был одним из миноритариев «АК БАРС» Банка через компанию ООО «Инвестиции и Консалтинг». Вместе с ним фирмой владели также Раиль Хуснуллин, который ранее руководил розничным крылом «Ак Барс Холдинга», возглавляя «Ак Барс Торг», и Рустем Галиакберов — гендиректор и совладелец ООО «УК «Бугорос», ранее принадлежавшего Роберту Мусину. Однако в январе этого года ООО «Инвестиции и Консалтинг» снизило долю в банке с 8,5% до нуля, продав их структуре, близкой к «Ак Барс Девелопменту».

Самое же интересное началось после заключения с «Казаньнефтехиминвестом» договора по итогам конкурса на строительство почтового терминала. Как выяснил «БИЗНЕС Online», в декабре 2015 года Юрий Лихачев остался владельцем лишь 49% компании, а контрольный пакет в 51% перешел к ООО «Управляющая строительная компания «Ак Барс», на 100% принадлежащему ООО «Ак Барс-Актив». Таким образом, маски были сброшены, и компания официально влилась в «Ак Барс Холдинг» под руководством Ивана Егорова.

«ФОРТЭКС» ИДЕТ В АТАКУ

Но тут неожиданно «проснулся» единственный конкурент «Казаньнефтехиминвеста» в тендере — компания «Фортэкс», которой, по данным базы «Контур-Фокус», владеет Рауф Галямов (как лично — 35,7%, так и через ООО «Монтажспецстрой» — 64,28%). В январе 2016 года проигравшая сторона подала иск в Арбитражный суд, требуя оспорить результаты аукциона. «Фортэкс» заявил, что обязательным условием участия в нем было наличие опыта выполнения подобного объема работ на сумму не менее 1,6 млрд. рублей, а его у победителя не было.

Сама же строительная компания «Фортэкс» — организация довольно известная. Она выступала генподрядчиком в строительстве ряда крупных и дорогостоящих объектов в республике, например, первого казанского торгового комплекса «Леруа Мерлен», ледовых дворцов в Зеленодольске, Чистополе, Буинске, Агрызе и Камских Полянах. Также компания участвовала в строительстве объектов Универсиады — спорткомплексов «Зилант», «Тулпар», «Ватан», плавательного бассейна «Буревестник». С ее участием возводили агропромпарк, торговые центры «Бахетле», «Южный», «Мега». Согласно базе «Контур-Фокус» всего за последние годы «Фортэкс» выиграл 67 государственных контрактов на общую сумму в 3,9 млрд. рублей. За последний год — 518 млн. рублей. В Топ-300 «БИЗНЕС Online» «Фортэкс» вошел в третью сотню с выручкой за 2014 год в размере 1,5 млрд. рублей.

В общем, речь идет о довольно крупном игроке строительного рынка РТ, но и ему, вероятно, пришлось набраться смелости, прежде чем пытаться вырвать кусок изо рта такой структуры-суперлоббиста, как «Ак Барс Холдинг».

«НЕТ, У НАС ТАКИХ ДОКУМЕНТОВ НЕТ»

Какие-то бумаги, подтверждающие выполнение работ на 1,6 млрд., чтобы пройти по формальным признакам, «Казаньнефтехиминвест» к заявке на аукцион все-таки приложил. Однако на суде представляющая компанию «Фортэкс» юрист Чулпан Сабирова заявила: «Мы живем, работаем в Татарстане и знаем, что работы, на которые он ссылался, проводили другие организации».

Представитель «Казаньнефтехиминвеста» особо спорить не стал: «Мы предоставили все документы, которые у нас имелись, для того чтобы нас признали участниками данного аукциона. Могу добавить, что мы работали на объекте (имеется в виду прошлый заказ компании — прим. авт.), но мы там действительно были не генподрядчиками, выполняли только определенную часть работ».

На прямой вопрос судьи, есть ли у ответчика подтверждение опыта выполнения работ на сумму 1,6 млрд. рублей, от «Казаньнефтехиминвеста» получен ответ: «Нет, у нас таких документов нет». Эту реплику оппонентов подытожил представитель «Фортэкса»: «То есть тем самым не может лицо, которое не проводило работ, участвовать в аукционе».

Кроме того, представитель «Фортэкса» дала понять, что победе ее компании помешали козни заказчика. По ее словам, первоначально в проекте договора отсутствовало указание срока его действия. Из-за этого банки отказали «Фортэксу» в предоставлении банковской гарантии. «А потом мы выяснили, что уже этот срок действия договора в документации появился, соответственно, «Казаньнефтехиминвест» смог выиграть. Хотя он не мог бы, как и мы, получить банковскую гарантию, не имея срока действия договора», — заявила Сабирова.

При этом представитель почты России Ленар Ахметов заявил, что категорически не согласен с доводами истца, а позицию ведомства пообещал изложить в письменном виде к следующему заседанию.

«АК БАРС» ЖЕЛАЕТ СОСКОЧИТЬ?

В разгоревшемся судебном споре много странностей. С одной стороны, то, что наличие опыта может стать ахиллесовой пятой «Казаньнефтехиминвеста», было ясно еще до торгов — кто-то из участников запросил разъяснений к документации и получил у заказчика ответ, что в подтверждение состоятельности участник может предоставить как один договор на всю сумму выполненных прежде работ, так и несколько. Главное, чтобы сумма была не менее 1,6 млрд. рублей.

С другой стороны, удивляет тот факт, что иск от «Фортэкса» появился только в январе 2016 года. По закону компания могла по горячим следам в течение 10 дней обжаловать итоги аукциона в УФАС, однако предпочла дождаться заключения договора с победителем конкурса и только потом идти в арбитраж.

Одно из возможных объяснений — «Ак Барс Холдинг» таким хитрым образом пытается соскочить, отказавшись от исполнения контракта. Не секрет, что в последнее время строительный блок «Ак Барс Холдинга», что называется, трясет. Наиболее ярким, но далеко не единственным примером стал выход «КамГЭСэнергостроя» из проекта по строительству района «Салават Купере» после того, как строительство четырех порученных ему домов встало на полгода.

В контракте же с почтой России сроки очень жесткие — объект должен быть сдан в ноябре 2016 года. Каждый день просрочки чреват пени в размере 1,6 млн. рублей — 0,1% от стоимости контракта. Отвертеться нельзя — выполнение контракта обеспечено той самой безотзывной банковской гарантией в размере 498 млн. рублей. При этом переуступка контракта через суд позволила бы избежать штрафов и снять ответственность за возможный срыв сроков с республики. В отмене результатов тендера заказчик, который его проводил, сможет винить только себя.

Впрочем, другой вариант тоже возможен: видя проблемы конкурента, «Фортэкс» мог начать судебную атаку на компанию Егорова по своей инициативе.

Как бы там ни было, судебные споры могут сильно осложнить почтовую «стройку века». К делу в качестве третьего лица привлечено УФАС по РТ. На запрос «БИЗНЕС Online» в ведомстве сообщили, что материалы дела изучаются, позиция ведомства будет озвучена на суде.

Все остальные участники процесса — «Фортэкс», почта России и «Ак Барс Холдинг» — воздержались от комментариев. Следующее судебное заседание назначено на 16 марта.

«ВОЗНИКАЕТ ПОДОЗРЕНИЕ НА СГОВОР»

«БИЗНЕС Online» узнал мнения экспертов о «почтовом перевороте».

Яков Геллер — генеральный директор агентства по государственному заказу, инвестиционной деятельности и межрегиональным связям РТ:

— Без ознакомления с документацией аукциона все рассуждения сводятся только к гаданию на кофейной гуще. Раз заказчик заключил с «Казаньнефтехиминвестом» контракт, значит, компания соответствовала условиям заказчика. А это может быть в двух случаях: либо заказчик изменил условия, сделав их более мягкими, сказал: «Бог с ним, я принимаю и такое». Или они соврали и дали заказчику бумагу о соответствии.

Меня интересует вопрос: почему «Фортэкс» 10 дней тишины не использовал? Это какое-то нетрадиционное дело. Ведь в течение 10 дней после торгов запрещено заключать контракт именно для того, чтобы можно было оспорить его проведение. И это положение введено специально для подобных случаев. Но здесь получается, что в этот срок никто не пожаловался. В эти 10 дней они должны были копать, изучать обстоятельства и, если что-то им показалось подозрительным, идти в антимонопольную службу, даже если нет точных доказательств. Их ты прикладываешь, когда в ФАС уже идет разбор. В данном случае, я думаю, это должно было быть подведомственно не татарстанскому УФАС, а центральному аппарату.

Почему выиграли с таким маленьким понижением? Такое бывает, например, в случае «двухходовки» — когда участвуют две дружественные компании: одна делает первый шаг, вторая делает второй и выигрывает, создается видимость того, что они конкуренты.

Эмиль Гатауллин — коллегия адвокатов «Раскин и Партнеры»:

— Если положение об опыте проведения подрядов на определенную сумму было действующим условием, но компания выиграла конкурс без него, то это достаточно большое нарушение со стороны лица, проводящего конкурс. В принципе, такое нарушение может привести к отмене аукциона. Заказчик обещает заключить договор на определенных условиях, а потом сам же эти условия начинает пересматривать.

Также очень странная разница с максимальной ценой, с которой выиграл «Казаньнефтехиминвест». Если бы разница от первоначальной составляла 100 - 200 миллионов, это было бы понятно: дешевле предложили и победили. И данные цифры должны подтверждаться примерными расчетами. А всего-то 8 миллионов — это что-то волшебное. Чуть меньше назначили — и все. Когда разница составляет столь ничтожно малый процент, возникает подозрение на сговор и на передачу информации. Правда, между кем и кем был сговор и кто от этого пострадал — уже другой вопрос. Чтобы на него ответить, надо обладать намного большей информацией. Возможно, одна сторона заранее знала, сколько готова предложить другая.