Беларусы просто непуганые: зачем Лукашенко взял автомат

Лучшее из интервью Лукашенко российским СМИ.
14.09.2020
Александр Лукашенко дал двухчасовое интервью российским СМИ. Главного редактора RT Маргариту Симоньян, корреспондента «Первого канала» Антона Верницкого, ведущего «России 1» Евгения Рожкова, а также главного редактора радиостанции «Говорит Москва» Романа Бабаяна пригласили в Дворец Независимости в Минске. Приводим главное из их разговора с белорусским президентом.

О задержании Марии Колесниковой

«Мне доложили, что она и двое ее не то водителей, не то близких, не то далеких бежали в Украину. У них заранее были оформлены документы. Пограничники пропустили. А дальше участок госграницы и участок украинский, но между этими постами 8–9 км. И там в силу обстоятельств на своей половине мы выставили усиление, пост. Их остановили. А они дали в машине по газам. А дальше ее же люди выбросили эту женщину из машины на ходу. Наши пограничники ее задержали, как положено, и отправили ее в отряд. А те [сопровождающие Колесникову люди] так и поехали к украинской части. Насколько я информирован, украинцы их задержали. Мы сейчас ведем переговоры, чтобы их вернули нам. Кстати, почему Украина, а не Литва или Латвия? Там якобы у этой женщины [Колесниковой] сестра в Украине живет… Не утверждаю». 

О Координационном совете оппозиции

«Скажу честно. Что касается Координационного совета — клянусь вам, я не знаю, кто это. Я их не знаю, и вряд ли вы знаете. Я услышал о нем недели две назад, когда они опубликовали антирусскую программу. Потом они эту формулировку убрали, потому что почувствовали реакцию нашего населения — что это не просто антирусская, а антибелорусская программа. Потом они выдали пакет программ, реформ внутри Беларуси: мол, не платите коммуналку, забирайте деньги из банков, не покупайте товары от госпредприятий. Я очень хорошо об этом осведомлен. А кто эти люди — ни белорусы, ни даже журналисты не знают. Говорят, бывший министр, бывший посол, бывший театрал, бывшая флейтистка. Кто-то был там из бизнесменов, причем из тех, кого я вынянчил на руках. И я спрашиваю их сам, неужели они правда в этом совете, а они отрицают. Так что видите, какой совет там».

«С кем-либо президенты не ведут переговоры. Поэтому я не знаю, с кем буду вести переговоры. Если оппозиция это вот эти, кто программы такие выдвигает, мне с ними не о чем говорить. Скажите, что обсуждать? Они говорят о платном образовании и платном здравоохранении. Да если бы это платное здравоохранение у нас было, мы бы трупами в ковид завалили бы всю страну. Я с такими людьми ничего обсуждать не буду».

О врагах 

«Ну вы же [журналисты] въехали в страну. Видите сами: здесь чисто, спокойно. Мы стараемся поддерживать этот бренд чистоты, спокойствия, аккуратности. Да, по выходным ситуация другая, люди [митингующие] ходят. Но повторю: никакой ситуации дестабилизации в стране нет. И если бы не внешний фактор, и этого бы не было. Что я имею в виду: управление извне. В данном случае мы знаем, кто и откуда управляют: американцы из центра под Варшавой через Telegram-каналы (имеется в виду телеграм-канал Nexta, о работе которого мы рассказали здесь. — The Bell). Второй центр — Чехия. Потом — Латвия. И, к сожалению, в Украине создают опорные пункты, чтобы влиять на Беларусь».

Почему белорусы протестуют

«Беларусы просто непуганые. Мне бы не хотелось, чтобы мою страну и мой народ стали бы пугать. С другой стороны, я так думаю, когда один остаюсь: может, молодому поколению белорусов и следует что-то пережить, чтобы они поняли систему координат, в которой они живут. И чтобы они оценили то, что сделано».

«Нет классических причин, чтобы свершилась цветная революция. У нас худо-бедно, но экономика работает. Особенно в этом году: урожай — небывалый! И за пандемию мы упали всего на 1,2%. Может, по итогам года и выйдем в ноль. Нет классической основы вот этой, что экономика остановилась, люди не работают, без зарплаты. У нас в этом году реальные доходы населения за полгода выросли на 5,4%, в прошлом году — около 7%. У людей есть скорее личные причины. Наверное, я все-таки пересидел. Ну утюг включишь — Лукашенко, чайник включишь — Лукашенко, телевизор — Лукашенко. И для какой-то части людей чуть-чуть надоело. Но это не главная причина, повторю. И есть какой-то элемент мелкобуржуазной революции. Появились буржуйчики, богатые люди, айтишники, которых я сам своими руками создал. И неплохо живут, в хороших домах. И что им захотелось? А им захотелось власти».

О жестоком подавлении протестов

«Задача силовиков — удержать страну. Они нарушили закон? Нет. Но единственное, что мне не нравится: у нас, у советских людей, лежачего не бьют. И я встречался с ними [силовиками] и говорил, чтобы не били лежачих. Но я хочу сказать, что ОМОН спас страну от блицкрига — у них [протестуюищх] была задача все сделать 9 августа. И если бы не ОМОН, не эти ребята, мы бы с вами здесь не сидели».

Зачем Лукашенко вооружился автоматом

«Вы так и не разгадали? Это очень просто! Незадолго до этого выхода что мы видели на известных каналах? Что дети президента — в Ростове, президент бежал, президент — трус. Я просто показал, что я на месте, я не трус, я не боюсь. Я показал, что я здесь, что мои дети здесь и я буду защищать эту страну до последнего, чего бы мне это ни стоило. Еще ситуация разворачивалась как? У меня здесь, во Дворце Независимости, есть ситуационный центр: я вижу по камерам все, что происходит в Минске. И я все видел, и они [протестующие] тогда впервые двинулись сюда. У меня рядом вертолет, и я решил посмотреть с него, что вообще там [на улице] происходит. Я сажусь в вертолет, но они, сволочи-американцы, ведут и видят с космоса все, они в свой центр под Варшавой дали сигнал, что президентский вертолет поднялся. И как только он поднялся — а это полтора километра, они (митингующие) размешались. И вот я лечу, смотрю, а люди идут по улицам, особенно женщины машут мне руками».

О политической реформе

«Некоторые представители отдельных политических партий сходятся на том, что надо просто перераспределить полномочия между органами власти. Надо. Но надо помнить, что и Россия, и Беларусь — государства славянские, где нужен крепкий лидер, который будет обладать полномочиями. Ну, наверное, не такими, какими обладает белорусский президент. Многие полномочия президента колоссальны по объему, надо передавать губернаторам, парламенту, местным властям, чтобы они сами назначали судей, например. Но президент должен все равно сохранить контроль над тремя ветвями власти, чтобы направлять их».

«Конечно, в конституции будут прописаны и президентские выборы. Не исключаю, что будет возможность провести эти выборы досрочно. Я к этому склонен».