Бастрыкин проигнорировал новый эпизод в деле Алексея Мотылева

Правоохранители год избегают свидетеля по делу беглого владельца банка «Российский кредит».
10.05.2019
Судья Арбитражного суда Московской области Татьяна Сороченкова отказала в пересмотре своего судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам предпринимателю Денису Борисенко, потерявшему деньги из-за разногласий с бывшем партнером по бизнесу — Сергеем Саломатиным. Близкие Саломатину люди взяли под залог фирмы Борисенко кредит в 2,7 млрд рублей у банка «Российский кредит», после чего средства были обналичены. Следственный комитет и Министерство внутренних дел проигнорировали новый эпизод в деле беглого банкира Анатолия Мотылева.

Спор на миллионы

Московский бизнесмен Денис Борисенко просил пересмотреть решение по делу №А41-30882/2017, вынесенное судьей Арбитражного суда Московской области Татьяной Сороченковой летом 2017-го года, из-за которого он остался должен своему экс-компаньону — застройщику из Волгограда Сергею Саломатину — 18,5 млн рублей.

Историю конфликта предпринимателей уже рассказывало PASMI. Мужчины были совладельцами инженерно-строительной компании «ГолденХоум», хотя изначально она принадлежала Борисенко. Фирма несколько лет назад получила контракт на строительство в Лобне жилого комплекса «Чайка». Тогда же появился волгоградский бизнесмен Саломатин: он обещал предпринимателю помочь привлечь инвестиции для проекта со стороны «Промсвязьбанка» взамен на 50% доли «ГолденХоум» для некоего топ-менеджера кредитной организации и 25% доли — для себя.

Доля сотрудника «Промсвязьбанка» была переписана на самого Саломатина как на представителя банкира. В результате он стал владельцем 75% стройкомпании. Сразу после этого начались проблемы: банк отказался участвовать в строительстве ЖК, а подмосковные власти не выдавали разрешение на возведение домов.

Борисенко решил продать Саломатину свою долю в 25% за 65 млн рублей. По настоянию юристов последнего они подписали два договора купли-продажи — предварительный и основной. В предварительном документе, который не был нотариально заверен, оговаривалась сумма в 43 млн рублей, в основном — 22,5 млн рублей.

Борисенко так и не получил 22,5 млн рублей, и потому отказался передать свою долю в «ГолденХоум» Саломатину. Последний выслал претензию по неисполнению предварительного договора, опираясь на тот факт, что договор не заверялся и потому считался ничтожным.

Бывшие компаньоны обратились в Арбитраж Московской области со встречными исками. Судья Сороченкова удовлетворила оба, и в результате взаимозачетов Борисенко остался должен Саломатину 18,5 млн рублей. Вышестоящие инстанции решение арбитража засилили, Верховный суд не увидел процессуальных и материальных нарушений.

Арбитраж против пленума ВС

Однако в декабре 2018 года вышло постановление Пленума Верховного суда № 49, в котором рассматривались вопросы об общих положениях Гражданского кодекса о заключении и толковании договора. Представители Борисенко подали заявление о пересмотре судебного акта АС Московской области по новым обстоятельствам.

На его рассмотрении 8 мая они акцентировали внимание на том, что Пленум ВС изложил подходы, благодаря которым сложилась новая практика применения правовых норм при толковании договоров купли-продажи долей и акций в компаниях — раньше они толковались иначе.

«Новые обстоятельства возникли, поскольку принципиально по иным обстоятельствам шло изложение предыдущих судебных решений: речь шла о гражданско-правовом деликте, здесь же речь ведется о договоре, который стороны должны были исполнить надлежащим образом», — заявил адвокат Дениса Борисенко Михаил Куликов.

Представитель Саломатина возразил, что нет никаких новых обстоятельств по делу, однако это не лишает Борисенко права обратиться в президиум ВС и к председателю ВС с просьбой пересмотреть судебный акт.

«На наш взгляд, если он считает, что есть какие-то основания для дискуссии, он выбрал неправильную форму защиты своих прав, — подчеркнул оппонент. — Да, Верховный суд признал, что предварительный договор не может быть истолкован как договор купли-продажи, заключенный с уплаченным авансом, — условие должно быть такое, что в момент его заключение в оплату передаются деньги, что похоже на наше дело. Но это не отменяет сути, не отменяет требования нотариальной формы основного договора купли продажи. Если заявитель предполагает, что предварительный договор по сути был еще одним договором купли-продажи, то он должен быть заключен все равно в нотариальной форме. И правила признания его ничтожным не отменяет трактовку его именно как основного договора».

«Ответчик говорит, что нет изменения нормы, — а норма как раз-таки определена и изменена, — заметил адвокат Куликов и напомнил: — Председатель Конституционного суда Зорькин, который защищал докторскую диссертацию по теме воззрений Чичерина на теорию государства и права, придавал значение единообразного трактования норм».

Юристы Борисенко не сдавались: они оперировали тем, что ВС указал, как должны трактоваться сделки с долями и акциями в сторону действительности договоров. «При наличии неясности договор трактуется в пользу контрагента, заключающего договор, — подчеркнула сторона истца. — Если стороны заключили договор, но нарушили нормы требования к нему, то следует учитывать, что эти лица связали себя обязательствами. В данном контексте довод Саломатина, что последствия определяются социальными правилами, не основан на законе. Даже заключая договор предварительной купли-продажи доли в уставном капитале общества и основной договор, Саломатин в конечном случае действовал в интересах Борисенко».

В конце своей речи сторона Борисенко попросила суд о справедливом разбирательстве и выразила надежду, что «факт бесчинства со стороны ответчика будет отражен в судебном решении».

Однако судья Татьяна Сороченкова отказала в удовлетворении жалобы бизнесмена, на каком основании — станет известно после публикации определения. Денис Борисенко планирует обратиться с апелляционной жалобой в 10-й арбитражный апелляционный суд.

Дело беглого банкира

Когда Борисенко подавал иск к Саломатину, он выяснил, что строительная компания «ГолденХоум» вместе с его долей оказалась предметом залога при получении неким ООО «Сантехсервис» кредита в 2,7 млрд рублей от «Российского кредита». Как выяснилось впоследствии, фирма была связана с Саломатиным через его бизнес-компаньона из Волгоградской области Александра Вытнова.

Деньги исчезли, фирма обанкротилась, а доля Борисенко оказалась частью конкурсной массы при банкротстве кредитной организации, у которой к тому моменту отозвали лицензию.

Бизнесмен обратился в Следственный комитет, заявив о новом эпизоде мошенничества по делу «Российского кредита», но его отказывались допрашивать, сославшись, что в противном случае это дело не дойдет до суда. В дальнейшем следователей по основному делу задержали за получение взятки в 5 млн рублей за снятие ареста с имущества Мотылева. И даже несмотря на это, ни СКР, ни МВД, куда также обращался Борисенко, не стали возбуждать уголовные дела, поскольку не нашли в действиях Саломатина признаков совершения преступления.