Банкротство включили в счет

В рамках несостоятельности Волго-Камского банка может быть возбуждено еще одно уголовное дело.
23.03.2015
Конкурсный управляющий лишившегося еще в 2013 году лицензии Волго-Камского банка выявил в кредитной организации признаки преднамеренного банкротства, а также факты хищения его руководством 1,3 млрд рублей. В связи с этим представители конкурсного управляющего — Агентства по страхованию вкладов направили заявление в следственный департамент МВД России. В ведомстве, правда, заявили, что пока его не получали. Эксперты „Ъ“ полагают, что вероятность возбуждения уголовного дела по факту преднамеренного банкротства в данном случае не очень мала. Хотя следствие, по их мнению, может длиться до двух лет и ни к чему не привести, поскольку доказать «преднамеренность» весьма непросто.

Как стало известно „Ъ“, в ходе конкурсного производства в Волго-Камском банке Агентство по страхованию вкладов (АСВ) выявило признаки его преднамеренного банкротства. Об этом сообщили в АСВ. Как пояснили „Ъ“ в агентстве, анализ деятельности банка показал, что «причиной существенного ухудшения финансового положения банка явились действия его руководителей». Они, по данным АСВ, выдавали технические кредиты юридическим и физическим лицам, «заменяли ликвидную ссудную задолженность на права требования к техническим юрлицам». Кроме того, руководители банка в электронную базу данных внесли информацию о фиктивных операциях по внесению наличных на счета физлиц, а затем использовали фиктивные остатки на счетах, получая деньги из кассы банка, перечисляя их в пользу клиентов других кредитных организаций и погашая ликвидную ссудную задолженность. В результате этих действий банку причинен ущерб в размере 1,3 млрд рублей, сообщили в АСВ. По результатам проверки АСВ направило заявление по выявленным фактам хищения имущества банка и его преднамеренного банкротства в следственный департамент МВД России. В пресс-службе МВД РФ „Ъ“ заявили, что в следственный департамент такое заявление не поступало.

Волго-Камский банк был зарегистрирован в Самаре в апреле 1990 года. После кризиса 1998 года банк перешел в собственность компании «Волгопромгаз», которая продала здание головного офиса «Уралсибу», а лицензию — частным инвесторам. Состав владельцев банка неоднократно менялся, но на протяжении всего времени фактически был подконтролен Владимиру Чекмареву. Основными владельцами кредитной организации до последнего времени являлись его родственники и доверенные лица.

Напомним, лицензия у Волго-Камского банка была отозвана 11 ноября 2013 года. «Волго-Камский банк был активно вовлечен владельцами в кредитование их собственного бизнеса. В связи с потерей ликвидности банк не обеспечивал своевременное исполнение обязательств перед кредиторами и вкладчиками», — заявляли тогда в пресс-службе Банка России. Спустя месяц Арбитражный суд Самарской области признал кредитную организацию банкротом. В отношении Волго-Камского банка было открыто конкурсное производство сроком на один год, конкурсным управляющим было утверждено АСВ. По данным АСВ, активы Волго-Камского банка перед его банкротством составляли 3,079 млрд рублей, причем практически половина из них (более 49 %) — это ссудная задолженность.

Как следует из отчета АСВ, опубликованного 11 марта 2015 года, конкурсным управляющим в суды было направлено 106 исков о взыскании с должников банка 3,9 млрд рублей. Полностью удовлетворено 54 иска на сумму 2,8 млрд рублей, частично — 17 исков на сумму 373,2 млн рублей. Как говорится в сообщении агентства, в суды направлено 43 заявления об оспаривании сомнительных сделок на общую сумму 1,7 млрд рублей. Из них удовлетворено 16 исков на 539,9 млн рублей, по семи искам на 335,1 млн отказано.

Отметим, что после банкротства Волго-Камского банка было возбуждено уже два уголовных дела. Так, в мае 2014 года СУ СКР по Самарской области сообщило о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего первого вице-президента Волго-Камского банка Олега Назарова. Его обвиняют в совершении двух преступлений, предусмотренных ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями»). По версии следствия, в июне 2013 года Олег Назаров незаконно заключил кредитные договоры с директорами нескольких ООО и перечислил на их счета денежные средства на общую сумму около 275 млн рублей. Затем эти средства, по достигнутой ранее договоренности с Олегом Назаровым, были возвращены обратно в банк через другое юридическое лицо. Следствие считает, что своими действиями Олег Назаров «существенно нарушил права и законные интересы указанных ООО, у которых образовалась кредиторская задолженность на сумму не менее 275 млн рублей перед банком». Названия компаний не называются в интересах следствия.

В июле стало известно еще об одном уголовном деле, возбужденном по заявлению АСВ по факту незаконных операций в банке. Конкурсный управляющий выявил факт недостачи наличных денежных средств в размере 240 млн рублей, а также факт внесения в электронную базу данных банка фиктивных записей о получении денег клиентами Волго-Камского банка в размере 1,044 млрд рублей. Уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленных лиц по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159.5 УК РФ («Покушение на мошенничество, совершенное группой лиц либо в особо крупном размере, в сфере страхования»).

Партнер компании «Деловой фарватер» Сергей Варламов в беседе с „Ъ“ отметил, что вероятность возбуждения уголовного дела в данном случае не так мала. «Приблизительно в 30 % случаев сообщения о выявленных признаках преднамеренного банкротства завершаются возбуждением уголовного дела», — отметил он. При этом господин Варламов считает, что вероятность того, что предварительное следствие докажет преднамеренное банкротство и дело будет передано в суд, намного ниже вероятности самого возбуждения уголовного дела. «Проблема в том, что очень сложно доказать факт преднамеренного банкротства, а умысел такого деяния чрезвычайно непросто доказать или подтвердить. Поэтому до суда доходят только единицы подобных дел, причем впоследствии основная масса из них разваливается в зале суда», — рассуждает Сергей Варламов. По примерным оценкам, показатель осуждения за преднамеренное банкротство не превышает 3 % от общего количества сообщений о выявленных признаках преднамеренного банкротства за последние 20 лет, рассказывает эксперт. Если говорить о случае Волго-Камского банка, то, по его мнению, скорее всего, уголовное дело все же возбудят, однако следствие по нему может длиться больше двух лет и в итоге ни к чему не привести. «Есть небольшой шанс, что кого-то в итоге осудят, но наказание не будет слишком суровым», — предполагает Сергей Варламов.