Армения и Россия впряглись в дело о турецкой контрабанде

Превышение полномочий транспортными полицейскими проверяют две страны.
21.04.2020
Скандал вокруг выявленных несколько лет назад российско-турецких таможенных махинаций сегодня грозит отставкой группе сотрудников транспортного управления МВД. Их обвиняют в фабрикации уголовного дела на заявителя, показания которого вывели на контрабандистов и их покровителей в ФТС и ФСБ. Проверку коррупционной составляющей в действиях российских полицейских параллельно проводят силовые структуры России и Армении. Причем, зарубежное следствие занимает куда более активную позицию.

Уже казалось бы завершенное расследование дела о контрабандном канале, организованном турецкой разведкой под прикрытием российских чекистов и таможенников, получило неожиданное продолжение. Второе дыхание ему подарило вмешательство СК Республики Армения.

Армянские следователи возбудили уголовное дело в отношении экс-начальника 7-го отдела Управления «К» ФСБ Вадима Уварова и его деверя — бывшего оперативника таможенной службы Павла Смолярчука. Этот семейный тандем был связан с «серыми» таможенными схемами, но оба родственника отделались отставкой, а разоблачивший их свидетель сам оказался под уголовной статьей и скрылся в Ереване. Заявитель пытается доказать, что его уголовное преследование инициировали те самые силовики, о преступлениях которых он сообщал. Давление на него не прекратилось даже на территории Армении, а причастным к нему оказался экс-глава МВД республики Владимир Гаспарян.

В рамках расследования данных фактов вскрылись нарушения и действующих российских полицейских.

Неугодный свидетель

Обвинения в адрес сотрудников Управления на транспорте МВД России по СЗФО выдвинул Борис Авакян. Именно его показания в 2015 году привели к разоблачению связей управления «К» ФСБ с контрабандой, из-за которых ушел в отставку начальник управления генерал Виктор Воронин.

А в 2016 году, когда еще шло расследование о коррупции в ФСБ, Авакян сам стал обвиняемым по уголовному делу, возбужденному транспортной полицией. Своей вины Борис Авакян не признает. Он заявляет, что следователи сфабриковали материалы под давлением чекистов и таможенников, которым надо было дискредитировать его как свидетеля.

Этой версии придерживается и Следственный комитет Республики Армения. В январе 2020 года там возбудили уголовное дело о превышении должностных полномочий подчиненными Владимира Колокольцева. Параллельно заявления о преступлении сотрудников российской полиции адвокат Авакяна Андрей Кобыфа направил их руководителю — начальнику УТ МВД по СЗФО генералу Евгению Стасишину.

Адвокат указывает на прямую связь полицейских следователей с Павлом Смолярчуком — оперативником ФТС, на которго в 2015 году дал показания Борис Авакян.

Рапорты под копирку

Дело в том, что основой уголовного преследования Авакяна стал рапорт Смолярчука от 8 июня 2016 года. Таможенник якобы обнаружил, что ООО «Буран», которое контролировал друг Авакяна Иван Сергеев, также давший показания на Смолярчука в 2015 году, недоплатила таможенные пошлины на 800 млн рублей. Бориса Авакяна впоследствии обвинят в посредничестве при уклонении от платежей.

Свой рапорт сотрудник ФТС Павел Смолярчук отправил не в органы дознания федеральной таможенной службы, а в транспортную полицию Санкт-Петербурга. Позднее, 17 июня 2016 года, майор следственного управления транспортной полиции по Северо-Западному административному округу Аникин повторно составил рапорт об обнаружении аналогичного преступления, на основании которого и было возбуждено уголовное дело.

«Такое „задвоение“ рапортов является незаконным, это было сделано, чтобы придать видимость правомерности изменению подследственности, — объяснил ситуацию адвокат Андрей Кобыфа. — Мне кажется, что Смолярчук просто не смог договориться с дознанием ФТС, тогда как подход к Управлению на транспорте МВД по СЗФО у него был».

Юрист предполагает, что на полицейских вышел глава брокерской группы компаний ULS Global Игорь Хавронов, о связи которого со Смолярчуком и Уваровым сообщал в своих показаниях Авакян.

В 2018 году Хавронов признался, что вместе со своим партнером Джебраилом Караарсланом наладил канал контрабанды из Турции в Россию. На протяжении многих лет преступная группа осуществляла нелегальные поставки на территории СЗФО, а скрыть такие объемы без связей в транспортной полиции было невозможно, считает адвокат. Поэтому версия, что Хавронов, который в 2016 году пытался избежать ареста, совместно со Смолярчуком и Уваровым нашли подход к сотрудникам МВД, выглядит вполне обоснованной.

Они должны быть в курсе:
— директор ФСБ Александр Бортников
— председатель СКР Александр Бастрыкин
— глава ФТС Владимир Булавин
— глава МВД Владимир Колокольцев

Помимо этого, адвокат Андрей Кобыфа обращает внимание на еще одно важное обстоятельство — перед тем, как Смолярчук составил рапорт о выявленных им таможенных махинациях в компании «Буран», эту фирму проверяли контролирующие органы и никаких нарушений не обнаружили. О результатах проверок в ходе допросов говорили все должностные лица, отвечающие за контроль за таможенными платежами, в том числе, и сотрудник ФСБ Вадим Уваров.

«Все это еще раз указывает на то, что предъявленные Авакяну обвинения в посредничестве от уклонения платежей — фикция, поскольку сам факт уклонения как такового, вероятнее всего, — плод фантазии Смолярчука», — подчеркнул юрист.

Благосклонный руководитель

Все эти нестыковки, как считает адвокат Авакяна, указывают на то, что должностные лица следственной части Управления на транспорте МВД по СЗФО при возбуждении уголовного дела в отношении его подзащитного действовали по предварительному сговору с подполковником ФТС Павлом Смолярчуком. В числе причастных к преступлению адвокат называет начальника следственной части Овчинникова и двух следователей — Ионова и Аникина. Все они входили в следственную группу, которая вела дело Авакяна.

В заявлении начальнику УТ МВД по СЗФО Евгению Стасишину адвокат просил провести процессуальную проверку деятельности его подчиненных. Однако, управление транспортной полиции просто переслало заявление в Следственное управление на транспорте СКР по Северо-Западу.

«Такие действия Евгения Стасишина вызывают много вопросов, — прокомментировал ситуацию Андрей Кобыфа. — Генерал должен был провести служебную проверку, и по ее итогам ответить — невиновны его подчиненные или же указанные нами обстоятельства нашли подтверждение. И уже в этом случае Стасишин мог уволить коррумпированных сотрудников, а после этого отправить материалы в СКР для оценки их деятельности на наличие состава преступления. Вместо этого руководитель полицейского управления просто умыл руки и проявил странное безразличие к работе вверенного ему коллектива».

Сейчас Борис Авакян и его адвокат ожидают ответа на заявление о преступлении полицейских из СУ СКР по Северо-Западу. Кроме того, рассмотрением аналогичного заявления занимается транспортная прокуратура по СЗФО. Андрей Кобыфа считает, что в действиях правоохранителей есть признаки преступлений, предусмотренных статьями УК РФ «Превышение должностных полномочий» и «Привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного».

«Я хочу, чтобы сотрудники транспортной полиции, которые занимались фабрикацией уголовного дела, знали: я намерен добиваться привлечения их к ответственности, и я не отступлю, пока не доведу этот вопрос до конца», — заявил Борис Авакян.

Армянская альтернатива

Тем временем, СКР Республики Армении в феврале 2020 года объединил уголовное дело о злоупотреблении полномочиями сотрудников российской транспортной полиции с делом о вымогательстве 6 млн долларов, по которому проходят Уваров, Смолярчук и Хавронов. Заплатить деньги они предлагали Авакяну за закрытие его уголовного дела в России.

И еще одна любопытная деталь — сейчас российских чекистов и таможенников проверяют еще и на сотрудничество с бывшим главой армянской полиции Владимиром Гаспаряном, который также оказывал давление на Бориса Авакяна.