Антикоррупционный тяни-толкай

Два года тянется расследование громкого дела с участием двух иркутских министров: сами фигуранты неизвестно где, этап дела неизвестен. Борьба с коррупцией буксует.
02.05.2016
Президент Владимир Путин регулярно заявляет о необходимости борьбы с коррупцией, однако в реальности уголовные дела о многомиллионных хищениях если и возбуждаются, то затягиваются на годы. Счета и имущество подозреваемых часто не арестовывают, и фигуранты успевают скрыться с награбленным, спокойно тратя деньги налогоплательщиков где-нибудь за границей.

Теперь уже бывший глава Иркутской области Сергей Ерощенко с треском проиграл выборы из-за целой череды коррупционных скандалов. Однако эти истории до сих пор не расследованы, украденные миллионы в бюджет не вернулись, а где находятся подозреваемые — неизвестно.

Иркутская область традиционно считалась вотчиной Ростеха, а экс-губернатор был креатурой главы госкорпорации Сергея Чемезова. И фигуранты самого громкого коррупционного скандала, связанного с расхищением «дорожных» миллионов, в правительстве Ерощенко появились не случайно.

Так, 33-летний министр строительства и дорожного хозяйства Михаил Литвин — сын «правой руки» Чемезова, начальника департамента корпоративных процедур и имущественного комплекса Ростеха Владимира Литвина. А 34-летний министр промышленной политики и лесного комплекса Кирилл Торопов переехал в Иркутск после работы в структурах «АвтоВАЗа», акционером которого является тот же Ростех.

 Дела по фактам хищения денежных средств в сфере строительства и поддельных банковских гарантий были возбуждены еще в 2014 году, но о ходе следствия и даже о местонахождении фигурантов сейчас ничего не известно. 16 октября 2014 года Торопов был задержан сотрудниками ФСБ в Иркутске, 20 октября он был взят под арест на два месяца в качестве подозреваемого, а вот о дальнейшем развитии его судьбы официальных данных нет. Литвина, по имеющимся сведениям, допросили в Москве, после чего он скрылся за границей — то ли в Израиле, то ли в Лондоне.

Нет никакой информации о ходе расследования дел, в которых фигурируют Литвин и Торопов, подтвердил «Росбалту» публицист, редактор газеты «Байкальская Сибирь» Сергей Королев. «Общественность не знает, на каком этапе находится следствие, будет ли кто-то наказан. Около полугода назад редакция „Байкальской Сибири“ направила запросы на имя руководителя следственного управления по Иркутской области, чтобы нас проинформировали о ходе дела и фамилиях фигурантов. Но никакой содержательной информации в ответ не пришло», — сообщил публицист.

По словам Королева, несмотря на замалчивание этих тем, проблема коррупции стала одной из главных причин поражения Ерощенко на губернаторских выборах. «Тема коррупции сыграла существенную роль, так как вся избирательная кампания кандидата, нынешнего губернатора Сергея Левченко была построена не просто на критике, а на рассказе о коррупционных деяниях власти при Ерощенко», — уточнил Сергей Королев.

 «Мы отличились на фоне даже других регионов. Навряд ли еще у кого-то было такое, чтобы три уголовных дела возбуждались по указаниям самого Александра Бастрыкина. Это расследования по „золотым“ детским садам, резиденции „Ангарские хутора“ и Ледовому дворцу», — напомнил Сергей Королев.

Иркутской области в наследство от команды прежнего губернатора досталось много потенциально коррупционных историй, считает и политолог Сергей Беспалов. «Тут и скандалы, связанные со строительством детских садов, и „дорожное дело“, и дела, связанные с модернизацией аэропорта, и множество других потенциально коррупционных историй. Они так и остались „потенциальными“, потому что по многим из них либо не были возбуждены уголовные дела, либо они были возбуждены, но по ним нет судебных решений», — констатировал политолог.

«Золотые» детские сады, которые упомянули эксперты, — это история возведения детских учреждений из дешевых, горючих и токсичных материалов. По данным Счетной палаты РФ, в Иркутской области строились самые дорогие детские сады, которые впоследствии выкупались за счет регионального бюджета. Так, в Приангарье были построены три одинаковых детских сада на 49 мест по цене 75 млн рублей каждый. То есть создание одного места обошлось почти в 1,5 млн рублей.

За реконструкцию чиновной резиденции «Ангарские хутора» областной бюджет выложил 300 млн рублей. Аудиторы выявили здесь нецелевое использование казенных средств и необоснованное завышение цен при поставке элементов убранства резиденции.

Достройка Ледового дворца в Иркутске была омрачена исчезновением аванса в 140 млн рублей, перечисленного из областного бюджета. По этому факту было возбуждено уголовное дело о мошенничестве. Излишне говорить, что все конкурсы на ремонтно-строительные работы выигрывали одни и те же «успешные» фирмы. Чаще всего фигурировали названия фирм предпринимателей, числящихся в «друзьях» у губернатора и его министров.

Гигантская сумма замаячила, когда заговорили о перспективах реконструкции аэропорта Иркутска. Озвучивались планы по строительству центра обслуживания самолетов Boeing на 30 млрд рублей.

 Молодые топ-менеджеры Торопов и Литвин стали подозреваемыми по «дорожному делу» — истории с хищением 15 млн рублей при строительстве дороги Таксимо — Бодайбо. И это дело привлекло наибольшее внимание из-за участия сразу двух министров, заметил Сергей Беспалов. «Было большое количество статей на эту тему в местной прессе. Но до последнего времени развязка истории была не ясна. Думаю, что тут подоплека даже не в каких-то покровителях этих министров, уже бывших. Но наверняка у чиновников есть какие-то сильные адвокаты. И поэтому тут больше вопросов к самому Следственному комитету — почему они тянут с формированием материалов для обвинения. Трудно делать какие-то предположения по срокам следствия, если сроки следствия у нас в стране не очень хорошо лимитированы», — заметил политолог.

С приходом кризисных времен выяснилось, что государственный бюджет не резиновый, и прокормить всю ораву коррупционеров и связанных с ними бизнесменов он не сможет. Кроме того, пример громкого провала губернатора Ерощенко на выборах в Приангарье показал, что народ готов менять проворовавшуюся команду чиновников на еще не запятнавших себя. Такие сигналы тоже не могут не тревожить федеральную власть.

«Прореживание» расхитителей хотели начать с «молодых бояр», но пока и этого не удается. Очевидно, что для начала реальной борьбы с коррупцией и прекращения «тяни-толкая» кланов вокруг расследований требуется воля президента, на которую замкнута вся нынешняя система. А пока миллионы из российского бюджета продолжают утекать в «черную дыру» безнаказанности.