Андрея Козицына прочат в губернаторы Свердловской области

Фонд «Социум» по заказу УГМК нарисовал портрет идеального губернатора. Оказывается, что люди хотят видеть на посту не «хозяйственника», а «бизнесмена». И им должен стать гендиректор УГМК Андрей Козицын!
28.02.2017
Ura.ru прокомментировало результаты проведения фокус-групп по определению идеального губернатора Свердловской области. В статье приводится мнение политологов, которые подчеркивают, что фокус-группы в отличие от обычного опроса не количественное исследование, а качественное. То есть, более значимое и достоверное. По результатам исследования свердловчане хотят видеть губернатора не «хозяйственником», а «бизнесменом». В статье перечисляется ряд известных в Свердловской области политиков и бизнесменов. Среди которых явное предпочтение автор отдает Андрею Козицыну, гендиректору УГМК.

Для тех, кто не знает. Фокус-группа – форма маркетингового или социологического исследования. Проводится так. Собирается компания людей около 10-ти человек, объединенных какими-то общими признаками. Например, пенсионеры, студенты, рабочие. Или 25-35 лет, 35-55 лет, 55-70 лет. И среди этих категорий нанятый модератор проводит опрос, по результатам которого и составляется отчет. В принципе, это – обычное шаманство, так как, купив модератора и задав ему определенную цель, можно получить любой желаемый результат. Это техническая сторона вопроса. А теперь перейдем к самим опубликованным результатам фонда «Социум».

Для подтверждения правдивости выводов исследования автор статьи в самом ее начале упоминает о наличии копии исследования в редакции. Зато забывает почему-то упомянуть, среди каких категорий оно проводилось. А без этой информации все выводы автора – пшик. Так как не существует в фокус-группах понятия «свердловчане». Они делятся на разные вышеупомянутые категории. В статье Андрей Козицын именно тот, кто нужен размытому понятию «свердловчане». Этакий выходец из народа, которого помнят еще работником завода. В общем-то, все дифирамбы автора Андрею Козицыну нет смысла перечислять. Ясно, что статья – заказная. И заказал ее, скорее всего, сам Андрей Козицын или кто-то из его окружения.

Андрей Козицын давно метит в губернаторы. Поэтому, читателям, наверняка, будет интересно узнать, кто же такой на самом деле гендиректор УГМК.

Говорим Козицын, подразумеваем Махмудов

Искандер Махмудов – президент УГМК, а Андрей Козицын – гендиректор УГМК. И одного никаким образом нельзя отделить от другого. Говорим УГМК, подразумеваем Махмудова и Козицына. Говорим Махмудов и Козицын, подразумеваем УГМК. И только так и никак иначе. Репутация Искандера Махмудова хорошо известна. И не тем, что он собрался в космос. А антисанитарией на его пищевых предприятиях. А еще на счету Махмудова рейдерские захваты земель и предприятий. Как вы думаете, принимала в них участие УГМК и Андрей Козицын? УГМК была учреждена Махмудовым и Козицыным в 1999 году. Их прочный союз длится уже почти 20 лет, и они вправе им гордиться, как и бандиты из фильма «Бригада» своей дружбой. Все, что они делают, они делают вместе.

Расписка Махмудову

В 2000г. в СМИ всплыла расписка Козицына Махмудову на сумму $850 тыс. Эти деньги нужны были для предвыборной компании Эдуарда Росселя. Деньги были предоставлены фирмой аффилированной с Искандером Махмудовым. СМИ безуспешно взывали к различным органам, пытаясь добиться справедливости. Там, где замешаны большие деньги, она, обычно, отсутствует. Зато Козицын стал правой рукой губернатора Росселя. Эдуард Россель видел в Козицыне своего преемника на посту губернатора, поэтому внимательно следил, чтобы все лакомые куски в области доставались Козицыну, чтобы потом, после ухода с поста губернатора, было чем поживиться.

Захват ГОКа «Ванадий»

С легкой руки Росселя Козицыну достались 19% акций Качканарского ГОКа «Ванадий», которые ему отписал другой олигарх Павел Федулеев. Однако приобретенный пакет акций не был контрольным и не позволял поставить на пост директора своего человека. Козицын решает действовать быстро и решительно. В январе 2000г. он захватывает ГОК со стрельбой. Вместе с ним на территории завода обосновывается и Федулеев. Козицын делает все, чтобы не допустить собрания акционеров. Вокруг города по требованию Козицына выставляются блокпосты.

Дальше надо было обанкротить предприятие. Козицын берет в банке кредит в $15 млн. и выпускает под него векселя ГОКа, которые якобы выдает своему предприятию «Святогор». А на самом деле они оказываются у подставной фирмы, которая сразу предъявляет их ГОКу к оплате. В результате предприятие банкротится, а фирма получает 90% голосов на собрании акционеров.

Война за «Уралинвестэнерго»

А вот с промышленной группой «Уралинвестэнерго» отрабатывалась уже совсем иная схема. Против менеджеров предприятий группы с подачи Козицына возбуждались уголовные дела. Руководителей Федоссева и Тихонова обвинили в невыплате заработной платы, хотя работники их предприятий говорили, что платят регулярно. Менеджеров не посадили, но тем самым Козицын начал давление на акционеров группы «Уралинвестэнерго». Далее возбудили дело против Павла Подкорытова, руководителя ЗАО «Корпорация Уралинвестэнерго». Обвинение признали незаконным.

Третье обвинение, уже в хищении средств, предъявили руководителю строительного направления группы Сергею Петрову. Ему было предложено отказаться от своего предприятия взамен на свободу. Он отказался и вышел на свободу только благодаря своим связям в милиции. И это лишь некоторые эпизоды захватнической деятельности Андрея Козицына. На самом деле, их гораздо больше, поэтому на сегодняшний день УГМК как спрут раскинула свои щупальца с Урала по всей стране.

Антиникелевые протесты

В Воронежской области с 2012 г. существует мощное протестное движение против разработки УГМК никелевого месторождения. 98% местного населения против этого. И вся их надежда в борьбе со стальным монстром УГМК только на Владимира Путина. Протесты носят уникальный характер. Ими никто не руководит, у них нет лидеров. Жители райцентров, сел и деревень выходят на митинги порой стихийно, не согласовывая свои действия друг с другом. Народ просто не хочет, чтобы рядом с их домами появился никелевый комбинат.

Акции не всегда проходили мирно. Дело доходило до драк между активистами и охранниками частного предприятия. В 2013г. отчаявшиеся активисты переворачивали вагончики и сожгли две буровых установки. В надежде хоть так привлечь к себе внимание руководства страны. На областное здесь уже давно не надеются, считая его купленным УГМК.

УГМК, иди вон!

Впрочем, УГМК пыталась купить и самих активистов. В том же 2013г. за получение взятки были задержаны Михаил Безменский и казачий атаман Житенев. Дело не закончено до сих пор, и все идет к тому, что дача взятки активистам была сознательной провокацией со стороны УГМК. Монстр не гнушается никакими способами, чтобы добиться своей цели. Недавно суд в очередной раз отложил рассмотрение дела активистов, так как откуда-то всплыло потерянное письмо зам. генпрокурора, в котором он пишет, что не видит достаточных оснований для предъявления обвинений Безменскому и Житеневу.

«Идеальный» губернатор Козицын

При помощи денег можно все. Даже создать себе образ идеального губернатора. Тем более, что ты периодически получаешь от власти очередные награды и торгуешь лицом на спонсируемых тобой же мероприятиях. Вот недавно Андрей Козицын даже стал советником губернатора Куйвашева, о чем тот сам с удивлением узнал. Оказалось, что во время отъезда губернатора подсуетился глава администрации губернатора Владимир Тунгусов. Взял факсимиле губернатора и завизировал назначение. У таких, как Андрей Козицын, куплено все. Свои люди работают и во власти, и в СМИ. Можно и статью купить, и результаты масштабных исследований. Только монстр он монстром и остается. Нет в нем ничего человеческого. Только сталь и холод. А такой губернатор реальным, а не выдуманным свердловчанам, уж точно не нужен.

Свердловчане назвали имя идеального губернатора
Фокус-группы «Социума» нарисовали Куйвашеву основного противника на выборах 2017 года
Ura.ru

Всем участникам будущей губернаторской гонки в Свердловской области следует насторожиться — предпочтения избирателей с последней кампании кардинально поменялись. Масштабное исследование (копия имеется в распоряжении «URA.RU») в преддверии губернаторских выборов подготовил фонд «Социум». В нем участники фокус-групп обозначили, что «идеальный губернатор» совмещает в себе активность и умение активизировать других, эффективность, харизму и волю, не боится общения с «народом» и контакта с избирателями, а кроме того, является патриотом Свердловской области.

Впервые, отмечают исследователи, предпочтения людей поменялись таким образом, что видеть губернатором захотели не «хозяйственника», а «бизнесмена». При этом акцент был сделан «даже не на директоре завода, а на эффективном и современном управленце, лучше — хозяине бизнеса, то есть успешном собственнике». «Интересно, что „бизнесмена“ хотели бы видеть губернатором даже представители группы пенсионеров», — отмечают аналитики.

В этой связи в представленном анализе подчеркивается, что среди политических и общественных деятелей Свердловской области, которые были названы в качестве близких к образу «идеального губернатора», фокус-группы особенно выделяют фигуру совладельца УГМК Андрея Козицына.

«Его называли часто и он сопоставим по мере привлекательности с мэром Нижнего Тагила Сергеем Носовым, — говорится в исследовании. — Андрей Козицын имеет образ социально ориентированного бизнесмена. Его заслуга в том, что он стремится обеспечить работникам своего предприятия хорошие условия для жизни и труда. Приводили в пример строительство социальных объектов. Имеет образ порядочного человека, который думает о других, готов что-то делать для других. Важно также, что он одновременно успешный руководитель, обладает деловыми качествами, которые импонируют (например, упорство, рассудительность)».

Также респонденты отмечали личные качества мэра Нижнего Тагила Сергея Носова, его екатеринбургского коллеги Евгения Ройзмана, лидера свердловских справедливороссов Александра Буркова, экс-губернаторов Свердловской области Эдуарда Росселя и Александра Мишарина, первого вице-губернатора Алексея Орлова, ректоров УрГЭУ Якова Силина и УрФУ Виктора Кокшарова, полпреда президента в УрФО Игоря Холманских, бывшего замглавы администрации губернатора Алексея Багарякова. Среди общественных деятелей был назван только нижнетагильский предприниматель Владислав Тетюхин.

Кроме того, участники из разных городов области припоминали и своих земляков, а потому назвали свердловского министра образования Юрия Биктуганова, директора «Молочной благодати» Юрия Жукова, вице-спикера Заксобрания Виктора Якимова, депутатов Госдумы Игоря Торощина и Сергея Бидонько, а также главу свердловских «единороссов» Виктора Шептия.

Политологи подчеркивают, что фокус-группы — это, в отличие от опроса, не количественное исследование, а качественное. «Исследование интересно тем, что маркирует важные моменты, важные личностные составляющие, на которые есть запрос. Тут же отражаются и дефициты, которые следует преодолевать всем кандидатам. А вместе с тем, возможно, показана противоположность тому, что у людей уже есть. Козицын вполне соответствует тем штампам, которыми мыслят обычные люди, а кроме того, я думаю, у него при всем показном отторжении есть определенное скрытое желание занять этот пост», — рассуждает Александр Пирогов, уверенный, что в промышленнике есть скрытое желание занять пост главы региона.

Козицына, как выяснили исследователи, ассоциируют и с другими немаловажными для «идеального» главы региона характеристиками. В городах области хотят видеть губернатором «выходца из низов», который, «на своей шкуре знает жизнь и работу обычного человека». Отсутствие этого, подчеркивают эксперты, «делает право на руководство неочевидным в глазах народа». Значительная часть избирателей не хотели бы видеть военного на этом посту, считая, что тот может быть лишь исполнителем, пусть и хорошим. Кроме того, «губернатор должен иметь контакт с федеральными структурами, правительством страны, понимать „текущий момент“ и иметь выход на самый высший управленческий уровень, если этого потребуют интересы дела».

Политологи, впрочем, уверены, что идеализировать Андрея Анатольевича люди будут склонны исключительно до его заявки на выборы. «Козицын приобрел имидж неполитизированого активного гражданина с мощными промышленными проектами и историко-культурной имиджевой составляющей. В общественном сознании он — человек, не заинтересованный в политических постах, но упорно работающий, активный уралец. Как только он пойдет на губернатора, его станут воспринимать как политического деятеля и, как и у Ройзмана в свое время, у него в этой связи любви народной поуменьшится», — уверен глава уральского отделения Фонда развития гражданского общества Анатолий Гагарин.

Есть у Гагарина и объяснение, почему на месте Козицына не оказались владелец Группы «Синара» Дмитрий Пумпянский, гендиректор УВЗ Олег Сиенко, владелец РМК Игорь Алтушкин. «Они не работают в PR-поле, дистанцируются от этого — либо не умеют, либо не хотят. Козицын в этом поле работал и работает активнее всех остальных. Так что люди точно знают, кто является „отцом“ мероприятий, которые идут под эгидой УГМК».

К этому политолог Сергей Мошкин добавляет, что в сравнении со всеми остальными бизнесменами Козицын «ближе всех к свердловской земле». «Территориальный охват его холдинга выше, чем у любого другого холдинга — „Синары“ Пумпянского, „Евраза“ и так далее. Козицын — империя. И при этом он имеет образ „знакомого нашего парня“. Козицына помнят со времен работника завода, а потом помнят, как он стал избранным директором — это наш человек от низов. И при всем при этом Козицын — хоть и очень условно „теневой губернатор“: от его позиции и мнения зависит очень многое, у него вес и авторитет среди элит, колоссальное влияние на власть области и вход в федеральные структуры. Козицын давно начал интеграцию своих людей в различные структуры, поскольку откровенный лоббизм запрещен», — поясняет эксперт.

В пресс-службе горно-металлургической компании признались, что ничего не знают об этом исследовании, а потому и комментировать его не могут.