Андрей Климентьев катит на силовиков

Приговор одиозному нижегородскому бизнесмену оставлен в силе.
15.09.2020
Апелляционный суд отказал коммерсанту Андрею Климентьеву в жалобе на приговор. Бизнесмен, успевший в 1998 году три дня побыть всенародно избранным мэром Нижнего Новгорода, получил четыре года за попытку включить в реестр требований кредиторов фиктивный договор займа на 372 млн руб. его компании с фермером Ниной Макаловой. Осужденный считает ее подставной фигурой своего бывшего компаньона Евгения Осокина, а уголовное дело – его сговором с силовиками, построенным на поддельной экспертизе документов. Очевидно, судебные споры продолжатся в кассации и ЕСПЧ.

Апелляционную жалобу на приговор Андрею Климентьеву судебная коллегия Нижегородского областного суда рассмотрела за два заседания с недельным перерывом. В апреле одиозного коммерсанта признали виновным в покушении на мошенничество (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ) за попытку включить от имени его компании «Парма» фиктивный договор займа на 372 млн руб., допсоглашение и поручительство в реестр требований к банкротившейся 70-летней Нине Макаловой. Женщина была бывшим директором его агрофирмы «Ратово» в Сеченовском районе. Андрей Климентьев вел совместный бизнес с предпринимателем Евгением Осокиным, но в итоге партнеры поссорились на почве взаимных претензий. Евгений Осокин считал, что Андрей Климентьев его обманул, присвоив и продав общий урожай зерна. В свою очередь господин Климентьев публично обвинял Нину Макалову в выводе из компании земельных паев и сельхозтехники. Ее подворье сгорело вместе со скотиной. Поджигателей полиция так и не нашла, но пострадавшая была уверена, что это заказ бывшего работодателя. В арбитражном процессе представитель ООО «Парма» предъявил документы, которые позже экспертиза признала поддельными: в чистые листы за подписью Нины Макаловой и Андрея Климетьева позже был впечатан текст договора. Фиктивные требования задолженности в итоге были отозваны «Пармой», однако в марте 2019 года бизнесмена арестовали, а в апреле этого года приговорили к четырем годам лишения свободы.

Осужденный Андрей Климентьев и его адвокат Игорь Караваев просили суд отменить приговор как незаконный и построенный на недопустимых доказательствах.

Они доказывали, что судья нижегородского райсуда Ирина Маньковская положила в основу решения поддельную экспертизу спорных документов, выполненную ООО «Коллегия судебных экспертов». Выступая в суде, господин Караваев отметил, что компания была зарегистрирована незадолго до разбирательства по делу о банкротстве госпожи Макаловой и постоянно привлекалась в других арбитражных спорах с компаниями Евгения Осокина. По словам подсудимого и защитника, у ООО не было штатных экспертов и необходимого оборудования (они пользовались сторонними лабораториями), а в само заключение вместо экспертов и директора подписала офис-менеджер организации. Адвокат счел странным выбор в качестве эксперта частной компании следствием вместо государственной. По мнению защиты Климентьева, следствие и первая инстанция также неверно квалифицировали преступление, которое тянет максимум на самоуправство или предоставление в суд подложных документов (обе статьи не тяжкие). Наконец, защита предположила, что фиктивный договор займа могла изготовить сама потерпевшая, часто возившая визировать Андрею Климентьеву пустые бланки со своей подписью и печатью компании, позже печатая договоры на принтере. Защита не исключила, что поддельные документы могли появиться в попытке скрыть хищение принадлежавшей Андрею Климентьеву сельхозтехники.

Представители Нины Макаловой напротив, называли приговор справедливым. По их словам, экспертиза документов была комплексной, специалисты подписывали только листы с работами, в которых непосредственно принимали участие, и нет оснований сомневаться в выводах экспертов, предупрежденных об уголовной ответственности. Андрей Климентьев заявил, что «бабушка Макалова» на свою пенсию не может позволить себе шесть дорогостоящих адвокатов, которых, по его мнению, оплатил его недоброжелатель Евгений Осокин.

В своем последнем слове подсудимый рассуждал о несправедливости судов, негодуя, что решение первой инстанции он получил лишь через два с половиной месяца после приговора по делу, «из которого убежали пять прокуроров». «Михаила Ефремова осудили за два месяца, а невиновный и непричастный человек уже отсидел два года и три месяца. За недельный перерыв в СИЗО коронавирусом заразились два человека. Здесь лечение такое: выдают через кормушку таблетку аспирина, одна половинка для головы, вторая – для задницы. И если отложите решение, может, мы больше и не увидимся в этой жизни. Я самый старый человек в тюрьме, мне 66 лет, а статья самая легкая»,— убеждал он суд. Однако апелляционная инстанция оставила приговор Андрею Климентьеву в силе, исправив в нем только небольшие ошибки. Осужденный и его адвокаты, вероятно, будут обжаловать его дальше, в том числе и в ЕСПЧ.