Алексей Хотин рассказал, как платил ФСБ за крышевание

Обвинительные показания против начальника банковского отдела ФСБ Кирилла Черкалина дал бывший владелец «Югры» Алексей Хотин — он рассказал, что несколько лет платил офицеру за покровительство.
24.05.2019
Банкир против полковника

Произошедшее в апреле задержание и помещение под стражу полковника ФСБ Кирилла Черкалина произошло после того, как показания против него дал бывший владелец банка «Югра» Алексей Хотин, рассказали РБК два источника, знакомых с ходом расследования.

По словам одного из собеседников РБК, Хотин сообщил следствию, что на протяжении трех лет платил Черкалину как главе банковского отдела управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ за покровительство. «В задачи руководителя банковского отдела входило решение вопросов, связанных с уголовными делами в отношении структур и лиц, аффилированных с Хотиным», — пояснил источник.

В результате сотрудники управления, выполняя поручения Черкалина, связывались с коллегами из МВД или Следственного комитета и брали на себя контроль за ходом расследования дел, либо, если это было возможно, препятствовали их возбуждению, утверждает источник. Эту информацию подтвердили РБК три собеседника, знакомых с фигурантами дела.

«Хотин дал показания против руководителя банковского отдела после того, как был арестован», — уточнил собеседник. Для банкира стало большой неожиданностью, что к нему пришли сотрудники ФСБ, но когда он понял, что избежать ареста не удалось, то рассказал о взаимоотношениях с Черкалиным.

В управлении собственной безопасности ФСБ было известно о незаконной деятельности Черкалина до этих показаний, утверждает другой собеседник РБК. «В УСБ была информация как минимум о трех эпизодах противоправной деятельности Черкалина, но после показаний Хотина было принято решение приступать к реализации накопленной информации», — добавил он.

РБК направил запрос в Центр общественных связей ФСБ с просьбой подтвердить информацию о показаниях Хотина. Адвокат Алексея Хотина Игорь Мардиросов отказался комментировать эту информацию.

Из оглашенных в Московском окружном военном суде материалов известно, что руководитель 2-го отдела управления «К» Службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ России Черкалин обвиняется в получении взяток (ст. 290 УК) на сумму $850 тыс. в течение полутора лет — с ноября 2013 года по февраль 2015 года — «за совершение действий или бездействия в пользу взяткодателя и коммерческих структур, а также за общее покровительство».

Трое обвиняемых из одного отдела

Кирилл Черкалин — выпускник Академии ФСБ. По словам собеседника РБК в правоохранительных органах, его отец руководил отделом кадров одного из подразделений Главного управления специальных программ (ГУСП) при президенте России. Это управление считается отдельной спецслужбой, но руководящий аппарат составляют в основном выходцы из ФСБ.

Вместе с Черкалиным в апреле были задержаны его бывший руководитель Дмитрий Фролов и сослуживец Андрей Васильев, которых обвинили в хищении в 2011 году активов стоимостью 490 млн руб. у девелопера Сергея Гляделкина.

На момент задержания Фролов и Васильев «были уволены с военной службы по компрометирующим обстоятельствам», подчеркнули в Центре общественных связей ФСБ. В августе 2013 года журналисты «Новой газеты» нашли у этих офицеров недвижимость на берегу озера Маджоре на границе Италии и Швейцарии. Тогда в ЦОС ФСБ на запрос издания ответили, что Фролов был уволен в июле 2013 года именно в связи с непредоставлением сведений о зарубежной недвижимости. Однако он сохранил «обширные связи в органах госбезопасности», подчеркивал в Басманном суде следователь СКР, настаивая на аресте обвиняемого.

По словам собеседника РБК, собиравшего информацию о противоправной деятельности Фролова, тот поддерживал отношения со всеми крупнейшими игроками рынка «обнала». Фролов имел прямой доступ к курирующему экономические преступления заместителю директора ФСБ Сергею Смирнову.

Собеседники РБК в ФСБ рассказывали, что возглавляющий сейчас управление «К» выходец из управления собственной безопасности ФСБ генерал Иван Ткачев еще на прежнем месте разрабатывал связи Черкалина и Фролова, однако о проведении операции по их задержанию его проинформировали непосредственно перед ее началом. Руководил задержаниями замначальника УСБ ФСБ Алексей Комков.

Миллиарды наличными

У Кирилла Черкалина, Дмитрия Фролова и Андрея Васильева изъяли наличные и драгоценности на 12 млрд руб. По версии следствия, сопоставимая сумма может находиться на счетах подставных лиц и компаний. Деньги и ценности хранились в квартирах, находящихся в собственности у задержанных, а также в банковских ячейках, арендованных на их имя.

Плюс два финансиста

22 мая стало известно, что по делу полковников из управления «К» проходят экс-глава Еврофинанс Моснарбанка, бывший член общественного совета ФСБ Владимир Столяренко, а также член правления АКБ «Еврофинанс Моснарбанк» Александр Бондаренко. Оба они объявлены в розыск, оба, как выяснил РБК, имеют отношение к кипрскому офшору «Дарт Вейдер» (Darth Vader Enterprises Limited), которому отошли активы, похищенные у девелопера Гляделкина.

Также известно, что Бондаренко имел отношение к холдингу Eastsib, в одной из дочерних компаний которого работал до своего ареста полковник Фролов. Бенефициары холдинга, чья головная компания зарегистрирована на Кипре, не раскрываются, его правление возглавляет британский подданный лорд Фредерик Понсонби.

«Югра» в минусе

Бывший владелец «Югры» Алексей Хотин был помещен под домашний арест 19 апреля. Согласно оглашенным в суде материалам дела, он обвиняется в выводе из активов банка «Югра» 7,5 млрд руб. Уголовное дело в отношении банкира было возбуждено по ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата). Дело возбудили после письма председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной.

Руководитель экспертно-аналитического департамента Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Юлия Медведева поясняла, что банкротство «Югры» — самый сложный и масштабный случай в истории работы агентства. По ее словам, 98% всех кредитов (около 240 млрд руб.) были направлены на финансирование бизнеса его владельца в сфере недвижимости и нефтедобычи. Бизнес-активы приобретались за счет кредитования в разных банках, закладывались в обеспечение долга, а затем кредиты гасились деньгами вкладчиков, выведенными из «Югры», рассказала представитель АСВ.

Регулятор отозвал лицензию банка «Югра» в июле 2017 года. Тогда «Югра» занимал 29-е место по активам среди российских банков. По данным Центробанка, кредитная организация не исполняла требования федеральных законов и нормативных актов ЦБ: банк размещал средства населения в активах неудовлетворительного качества. На момент отзыва лицензии справедливая стоимость активов банка составляла 51 млрд руб. при обязательствах 199,3 млрд руб.