Александру Бастрыкину не донесли на Александра Дрыманова

Начальник ГСУ СКР избежал и доследственной проверки, и уголовного дела.
25.01.2018
Cотрудники ФСБ России, расследовавшие факты коррупции в Следственном комитете, не стали направлять председателю СКР Александру Бастрыкину материалы о возбуждении уголовного дела в отношении начальника Главного следственного управления комитета по Москве Александра Дрыманова. Таким образом, генерал-майор юстиции Дрыманов, ранее руководивший расследованием событий в Южной Осетии и на юго-востоке Украины, остался в статусе свидетеля по делу своих коллег, обвиняемых в получении взятки от вора в законе Шакро, и продолжил возглавлять ГСУ СКР.

Сегодня в Мосгорсуде продолжился процесс над бывшим начальником Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаилом Максименко, обвиняемым в получении взятки (ч. 6 ст. 290 УК РФ) в $500 тыс. через посредников за содействие в освобождении из-под ареста Андрея Кочуйкова (Итальянец) — криминального авторитета, являющегося ближайшим соратником вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодой). Показания давал бывший начальник управления собственной безопасности СКР Александр Ламонов, также обвиняемый во взяточничестве и заключивший с прокуратурой досудебное соглашение о сотрудничестве. Полковник Ламонов рассказал о том, как и от кого было получено незаконное вознаграждение и как его подельники поделили эти деньги.

Однако интерес у участников процесса и наблюдателей вызвали не столько показания «сделочника» Ламонова, сколько очередной выпад в адрес начальника ГСУ СКР по Москве Александра Дрыманова. Если накануне генерал-майор юстиции Дрыманов упоминался в обвинительном заключении по уголовному делу, оглашенном прокурором Борисом Локтионовым, как человек, возможно, участвовавший в коррупционной схеме, то сегодня разоблачения генерала продолжили защитники подсудимого Максименко. По их словам, еще в ноябре прошлого года сотрудники ФСБ, разбирающиеся в коррупционном деле, направили в центральный аппарат СКР материалы на генерала Дрыманова, но ответ на них из ведомства Александра Бастрыкина так и не поступил. Однако, полагают защитники, процесс над полковником Максименко может иметь преюдициальное значение и для генерала Дрыманова. В случае признания полковника виновным под следствие может попасть и генерал. В связи с этим защитники попросили суд направить запрос в ФСБ с тем, чтобы участникам разбирательства разъяснили нынешний процессуальный статус генерала Дрыманова. Гособвинитель Локтионов выступил против: «Статус Дрыманова уже определен — он является свидетелем!» Суд ходатайство защиты отклонил. В СКР от комментариев воздержались.

В соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 448 Уголовно-процессуального кодекса, уголовное дело в отношении руководителя следственного органа может быть возбуждено председателем СКР или его заместителем. Соответственно, в ноябре, если верить защитникам, ФСБ должна была направить материалы Александру Бастрыкину, а тот — организовать доследственную проверку предполагаемых незаконных действий начальника ГСУ Дрыманова, а по ее результатам принять процессуальное решение: возбудить уголовное дело или отказать следователям в этом. Поскольку полковники Максименко и Ламонов спецсубъектами не являлись, их уголовное преследование чекисты осуществили сами. В случае же с бывшим первым замначальника ГСУ СКР по Москве Денисом Никандровым, который является участником коррупционной схемы (дело генерала выделено в отдельное производство), его уголовное преследование по материалам ФСБ начинал именно Александр Бастрыкин.

Как следует из документов, имеющихся в распоряжении “Ъ”, 18 июля 2016 года, получив документы из ФСБ, господин Бастрыкин возбудил уголовное дело по ч. 6 ст. 290 УК РФ в отношении генерала Никандрова. В тот же день соответствующее постановление было направлено заместителю генпрокурора Виктору Гриню, который передал расследование по нему следственному управлению ФСБ.

При этом источники “Ъ” в СКР утверждают, что материалы на генерала Дрыманова руководителям следственного ведомства не поступали, поэтому в его отношении не проводилась доследственная проверка, не выносилось и никаких процессуальных решений.

Источник “Ъ” рассказал, что сотрудниками ФСБ в рамках расследования дела о взятке за освобождение Итальянца дома и на даче генерала Дрыманова проводились обыски. Поводом для этого послужили показания генерала Никандрова, которому за сотрудничество обещали смягчение обвинения и перевод под домашний арест. Однако, утверждает собеседник “Ъ”, несмотря на использование металлоискателя, перекапывание дачного участка, простукивание стен и прочее, никаких тайников, в которых могли находиться крупные суммы денег, найдено не было. Говорят, что по результатам проведенных у него следственных действий генерал Дрыманов проинформировал Александра Бастрыкина, а тот, связавшись с директором ФСБ Александром Бортниковым, рассказал ему о целой спецоперации в отношении одного из лучших следователей страны (генералу поручалось руководство расследованием, пожалуй, самых резонансных дел последних лет, в том числе событий в Южной Осетии и на юго-востоке Украины).

По итогам в бригаде, работавшей по коррупционному делу, часть сотрудников заменили новыми, тем не менее имя генерала Дрыманова все равно оказалось в деле полковника Максименко.