/
30.11.2016

Александр Лаврентьев: «За ними стоят катастрофа и кровь. На «Оргсинтезе» такого не было...»

«Караваевские» на КВЗ: ФСБ накрыла в Казани сеть из 16 подпольных складов паленых деталей для вертолетов.
Еще один гнойник многолетнего воровства у гиганта промышленности вскрыт в Татарстане: по версии следствия, банда из нескольких десятков человек выносила детали вертолетов с КВЗ, копировала их и продавала под видом подлинных, нанося поддельную маркировку. По данным источников «БИЗНЕС Online», в деле засветились как бывшие сотрудники КВЗ, так и члены ОПГ «Караваевские», прославившейся похожей аферой на «Казаньоргсинтезе».

«ПО ОБРАЗЦУ И ПОД БРЕНДОМ КВЗ»

Информация о том, что республиканская полиция совместно с ФСБ по РТ накрыла банду производителей контрафактных авиадеталей, появилась в понедельник, 28 ноября. По сведениям «БИЗНЕС Online», операция стала плодом многомесячной оперативно-следственной работы, проведенной республиканским УБЭП и ПК МВД РТ и УФСБ по РТ. По итогам операции ГСУ МВД по РТ было возбуждено уголовное дело по двум статьям — ст. 158 УК РФ («Кража, совершенная организованной группой в особо крупном размере») и ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества»).

По уголовному делу в качестве подозреваемых проходят несколько десятков человек. По оперативным данным, сообщество было сформировано из числа бывших сотрудников завода и представителей ОПС «Караваевские» — того самого, что засветилось в деле о хищениях на «Казаньоргсинтезе».

«Совместно они организовали хищения оригинальных деталей с КВЗ, а с 2013 года на производственной площадке по их образцу и под брендом КВЗ создавали подделки на базе подпольного производства, — пояснил источник „БИЗНЕС Online“. — На подделки наносилась маркировка реальной заводской продукции, а при заключении сделки подозреваемые подделывали реквизиты и накладные завода». Не исключено, что подозреваемые поддерживали связь с сотрудниками завода, что позволяло им даже приписывать подготовленным на продажу деталям актуальные номера.

Сам цех по производству деталей был размещен в одном из гаражных кооперативов Казани. Размер ущерба, который был нанесен предприятию, пока неизвестен, но масштаб впечатляет: по информации наших источников, подозреваемые создали разветвленную сеть из 16 складских помещений на территории Казани, Высокогорского и Зеленодольского районов.

Шокирующее обстоятельство состоит в том, что в роли покупателей гаражного контрафакта через посредников выступали вполне респектабельные авиакомпании со всей страны, клевавшие на дешевизну. «Авиакомпании даже не подозревали, что покупают детали не у официального производителя, настолько качественно были оформлены документы», — пояснил собеседник «БИЗНЕС Online». Так что сделанные на коленке детали теоретически могут стоять в любом вертолете.

На самом предприятии историю с производством контрафакта комментировать отказались. «Сейчас проводятся следственные действия, и, в соответствии с ФЗ №144 „Об оперативно-разыскной деятельности“ мы не можем прокомментировать эту ситуацию», — сообщили «БИЗНЕС Online» в пресс-службе ПАО «КВЗ».

«СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ: ОДНИХ ПОЙМАЛИ, ДРУГИЕ ПРИДУТ...»

Впрочем, подобные истории случались и раньше, хотя и в меньшем масштабе. «Раз в несколько лет кого-то отлавливали: то лопасти украдут, то из экспедиции (цех №34) утащат бустера (рулевые агрегаты), — припомнил в беседе с „БИЗНЕС Online“ бывший замгендиректора КВЗ Валерий Карташев. — Самый удивительный случай — украли два комплекта лопастей! Представляете лопасть Ми-8? 10 метров длины, вес — 120 килограммов. Так и не нашли следов! Рулевые агрегаты, повторюсь, крали, а это штука килограммов 25 весом, с чемодан размером. А бывало изощреннее — делали под одним номером две детали (причем сложных), и одну из них куда-нибудь продавали. Она нормальная кондиционная, но как бы ее нет».

По его мнению, хищения невозможны без содействия изнутри. «Мне бы поручили украсть рулевой агрегат, я б попросту не нашел — там сотни ящиков. Это только свои могут. Да и не вынесешь так просто — „калитка“ нужна на „границе“. При этом охрана раньше была попроще, а сейчас всякие электронные пропуска, машины проверяют даже под „пузом“. Значит, и охрана задействована», — уверен Карташев.

Об успешных попытках подделок продукции завода не в первый раз слышит и бывший гендиректор КВЗ, президент ассоциации предприятий и промышленников РТ Александр Лаврентьев. В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» он припомнил, что несколько лет назад было выявлено подпольное производство топливных баков для вертолетов. «Делали их так же в гаражах, ставили клеймо заводское. Непонятно, как они выдерживали все нагрузки, вибрации в полете, — рассказал бывший руководитель КВЗ. — Было уголовное дело, все точно так же, как у нас сейчас происходит. Люди выносили [баки], варили [свои по образцу КВЗ], и поставляли, но цена у них была на 20 процентов ниже заводской. Я понимаю, что все хотят жить хорошо, но чем это оборачивается, мы знаем — появляются сообщения о том, что там упал [вертолет], там упал...»

Главную проблему собеседник издания видит в том, что рынок позволяет свободное обращение как заводских деталей, так и контрафактных: «В нашей стране эти так называемые дистрибьюторы, бесконтрольно продающие несертифицированные запасные части, работают без регистрации в каком-то сертифицированном авиационном органе. Есть уполномоченные органы авиационной власти, которые должны этим заниматься. Они располагаются в Москве, но обязанности свои по контролю данной сферы не выполняют. Это просто бардак! Когда я работал гендиректором, мы писали письма, жаловались. Но эти продавцы пользуются тем, что сегодня данная техника востребована, предлагают цену ниже заводской, а в итоге мы сталкиваемся с проблемами, связанными с безопасностью полетов».

Лаврентьев также заметил, что КВЗ сейчас заинтересованное лицо №1 в выявлении контрафактных производств авиадеталей: «Завод заинтересован в том, чтобы нашли всех теневых производителей, это мало того что финансовые, это репутационные убытки. Надо находить таких людей и, если они действительно виновны в контрафакте, сажать, потому что за ними стоят катастрофа и кровь. На „Оргсинтезе“ такого не было. Ну украли и украли. А у нас репутационные риски».

Сходство же истории на КВЗ и КОСе он видит в другом: «Как было в свое время на „Оргсинтезе“, так и здесь: свято место пусто не бывает — одних поймали, другие придут...»

Председатель совета директоров «Тулпар Аэро Групп» Азат Хаким рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online», что сталкивался с контрафактными деталями еще в 90-х: «Но тогда был развал страны, и [в гаражах] выпускались различные изделия, чуть ли не двигатели. И мы с этим сталкивались, когда проверяли на аутентичность тот или иной приобретенный агрегат — завод не подтверждал его подлинность, а у нас на руках были все паспорта изделия и документы. Заканчивалось это печально, такие детали эксплуатировать нельзя, и мы их снимали. Сейчас мы все детали получаем из-за рубежа». Хаким заметил, что несколько лет назад появились инновационные разработки, которые позволяют снабжать детали маркировкой, не поддающейся подделке, этаким «электронным щитом». Однако спросом эти технологии среди производителей пока не пользуются. «Это дорогостоящее удовольствие, зато мы повысим безопасность полетов, пока же мы от жуликов не застрахованы, — предупредил собеседник издания. — Одними фискальными мерами эту проблему решить нельзя».

Хаким подтверждает, что от паленых деталей сегодня не застрахован никто: «От размера фирмы это не зависит, такие детали могут попасть в любую компанию, и концов ты потом не найдешь. Тебе принесут паспорта и печати, все будет заводское, а каждый болтик ты не будешь проверять».

«ПЕРЕВОЗЧИК ОСОЗНАЕТ, ЧТО ПОКУПАЕТ КОНТРАФАКТ, НО РИСКУЕТ РАДИ СОМНИТЕЛЬНОЙ ЭКОНОМИИ»

Главный редактор портала Avia.ru Роман Гусаров полагает, что помимо участников рынка оборота авиазапчастей не меньший контроль доложен касаться самих производителей: «Контролирующие органы у нас следят не за производством, а за тем, что ставится на самолеты и вертолеты. Причем контролируется это не в режиме реального времени, а с помощью периодических проверок документов. Смотрят, выполнены ли все работы по техническому обслуживанию вертолета, какие детали устанавливаются, ремонтируются. Они не идут, не вскрывают вертолеты, не смотрят каждую деталь, а проверяют документы. И не дай бог, если у авиакомпании вдруг обнаружат на самолете или вертолете контрафактную запчасть! В этом отношении авиакомпании контролируются достаточно жестко. Нельзя, конечно, исключить человеческий фактор, потому что инспектор — человек, с которым, я предполагаю, можно договориться. Но другой системы контроля в мире не существует».

Причем, в отличие от иностранных самолетов, которые обслуживаются в западных технических сертифицированных центрах, случаи контрафакта среди винтокрылых машин встречаются гораздо чаще. «Встречаются нарушения не только в производстве, но и при ремонте, хранении, — констатирует Гусаров. — Подделывается и документация. Вертолеты в меньшей степени участвуют в перевозке пассажиров, больше задействованы в авиационных работах, возможно, поэтому здесь жесткость контроля несколько ниже, чем у самолетов».

Созданию доморощенных производств способствуют и сотрудники отечественных предприятий-производителей. «Есть чертежи, есть технологии, есть мастера, которые когда-то работали в авиапроизводстве, возможностей для подделок нашей техники значительно больше, — говорит собеседник издания. — Сказывается отсутствие системы международного контроля. Ужесточая проверки, можно добиться какого-то улучшения, но не идеального исполнения. Контрафакт может быть произведен даже на ремонтном заводе. Зачастую там он и появляется. Поэтому надо как-то продумать систему контроля не только приобретателей, но и потенциальных производителей. Будет больше пользы, если начнут работать следственные органы, например транспортная прокуратура. Надо, чтобы они занимались не регуляцией тарифов, а выяснением возможных причин, которые приводят к снижению безопасности полетов».

Главный редактор агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев видит решение проблемы в создании всеобъемлющей базы данных в электронном формате, где хранились бы сведения о каждой номерной детали: «Если каждую деталь должным образом маркировать и отслеживать все ее параметры в электронной базе данных, то нет и никаких проблем для проверки авиакомпанией этих сведений. Сейчас такая система существует, некоторые производители на добровольной основе в ней участвуют, но этот механизм не всеобъемлющ. Исходя из этого, увы, возможны случаи обнаружения подобного рода отклонений».

Гораздо сложнее исключить гаражный самодел, если сам покупатель закрывает глаза на «родословную» изделия. «Иногда авиакомпании рады обманываться, — утверждает Пантелеев. — Здесь уже гораздо сложнее решить проблему. Перевозчик осознает, что он покупает контрафактную деталь, но все-таки рискует. Он идет на это ради сомнительной экономии». В данном случае даже внешняя проверка не поможет выявить изъян в машине. «К сожалению, проблема существует, но надо признать, что до трагических последствий дело доходит относительно редко. Однако даже одна потерянная жизнь, одна машина — слишком высокая цена за такую экономию», — заключил Пантелеев.

Подстегивают оборот контрафакта и нынешние экономические условия. «Торговля контрафактом — очень выгодное дело, ведь цена может различаться в сотни раз, — рассказал „БИЗНЕС Online“ эксперт по вертолетной тематике, старший научный сотрудник академии им. Жуковского, в прошлом — вертолетчик Евгений Матвеев. — И полностью исключить это явление невозможно — предпринимаемые меры могут лишь сократить объем контрафакта. Природа этого явления определяется ухудшением экономического состояния эксплуатантов вертолетов с одной стороны и ростом цен на запасные части и материалы — с другой. Найдется тот, кто преступит черту».

КАЗАНСКИЕ «ЛЕВШИ» «СПИСАЛИ» ПРЕСТУПНУЮ СХЕМУ У КОЛЛЕГ ИЗ РЫБИНСКА?

Уголовное дело о производстве контрафакта на базе деталей КВЗ руками гаражных «левшей» ставит далеко не первое черное пятно на имидже отечественной авиации. Летом 2006 года в Шереметьеве накрыли целый ангар контрафактных авиазапчастей. Его обнаружили в ходе проверки генпрокуратуры РФ, проведенной после нескольких крупных авиакатастроф, произошедших в 2005 году. Найденные запчасти стали поводом для крупного расследования. В итоге к трем годам лишения свободы был приговорен инженер ЗАО «СБ-120 Шереметьево» Виктор Гамаюнов. Суд признал его виновным в торговле просроченными запчастями для самолетов и подделке документов. К уголовной ответственности были также привлечены генеральный директор ЗАО «СБ-120 Шереметьево» Алексей Суриков и инженер Игорь Савражский. Еще один сотрудник этой фирмы — коммерческий директор Александр Яковлев — скрылся от органов следствия и был объявлен в федеральный розыск.

Почти идентичная схема преступления — с хищением, переходящим в создание собственного производственного цеха, — была применена в Рыбинске. Итогом многомесячной операции МВД России стало задержание шестерых членов преступной группы, занимавшихся хищением выпускаемых на заводе НПО «Сатурн» комплектующих для двигателей самолетов Ту-154 и Ил-76. По версии сыщиков, в махинациях с комплектующими были задействованы бывшие и ныне работающие на НПО слесари-сборщики, а также несколько посредников. Рабочие похищали детали как из ремонтного фонда самого завода, так и на предприятиях-смежниках, занимавшихся утилизацией бракованной и некондиционной продукции. После этого в одном из гаражей доводили детали до товарного вида, наносили на них идентификационные номера и вместе с фиктивными сопроводительными документами передавали посредникам. Таким образом, представителям авиакомпаний и авиаремонтных предприятий России и зарубежных стран поставлялся контрафакт с 2004 по 2007 год.

Обе преступные схемы настолько похожи, что это наводит на мысль, что казанское сообщество прочитало в СМИ об успехах своих рыбинских коллег и переняло его технологию.

Сотрудники ГК «КАМАЗ» также оказались не чужды скромному обаянию барышей от воровства деталей и промышленного шпионажа. К примеру, в ноябре 2015 года стало известно о результатах совместной операции службы безопасности автогиганта, УФСБ РФ по РТ и органов МВД по РТ, в ходе которой была пресечена деятельность преступной группы, совершавшей хищения в одной из дочерних компаний КАМАЗа. Речь идет о созданном в 2005 году СП КАМАЗа и немецкой ZF Friedrichshafen AG по производству трансмиссий и коробок передач ООО «ЦФ КАМА». По версии следствия, в преступной схеме участвовали «несуны» — работники предприятия, которые с июля 2014 года вывозили с территории детали. Сначала — в тайниках служебных автомобилей, а затем — и в открытую, договорившись с охраной на КПП. Их действия координировали и прикрывали члены позабытого ОПС «48-й комплекс». Для организации сбыта похищенных запчастей в Челнах было открыто аж три магазина, но на банальном воровстве члены ОПС не остановились. Вместе с комплектующими грузовиков сотрудники завода однажды прихватили три комплекта конструкторской и технологической документации. На ее основе СП производило коробки передач для автомобилей. Стоимость этих разработок сами немцы оценивали в огромную сумму — 270 млн. рублей (МВД по РТ сообщало о 150 млн.). Охотники за коммерческой тайной занялись активными поисками крупного покупателя в Китае, но «протестировали» сделку на одном из челнинских умельцев, который занимался нелегальным изготовлением комплектующих. Предприниматель, выкупивший секретные чертежи за символические 3 тыс. рублей, даже начал мастерить в гараже одну из деталей коробки передач, но бизнес накрыли сотрудники правоохранительных органов.

Также, как уже было сказано, дело КВЗ напоминает семилетнюю эпопею хищений на «Казаньоргсинтезе». По версии следствия, ущерб от хищений продукции с КОСа только с 2011 по 2012 год составил 340 млн. рублей. Между тем, по версии самих сотрудников, массовый вывоз продукции с завода начался еще в 2005 году, что позволяет говорить о гораздо большем ущербе. Предполагаемый организатор хищений — Закария Закиров. При поддержке членов ОПГ «Караваевские» Рустема Гараева и Евгения Горячева он создал и организовал работу 11 структурных подразделений преступного сообщества, насчитывавшего в общей сложности около 100 членов, большая часть которых работала на предприятии. При участии ФСБ по РТ была проведена операция по задержанию костяка банды, большая часть исполнителей осуждена, сейчас в разгаре судебный процесс над организаторами многомиллионных хищений.