А кому сейчас легко?

Каждый третий россиянин рискует не удержаться даже на нижней приступочке «среднего класса» и попасть в малообеспеченные.
18.01.2017
Фактором риска при пересечении черты бедности может стать наличие детей, место проживания, взятые кредиты – то есть, обычные обстоятельства, в которых живет каждый из нас.
Доклад, который подготовили специалисты Института социального прогнозирования РАНХиГС, называется «Риски бедности и ресурсы домохозяйств». Итоги опроса 3,5 тысячи россиян обескураживают: на грани бедности и относительного благополучия балансируют 28,8% населения. К беднякам, напомним, официально относят тех, чей доход составляет менее 9 956 рублей в месяц.

Почему мы беднеем

Основная причина ухудшения финансового положения очевидна и банальна. У россиян падают так называемые «реально располагаемые денежные доходы» (то есть, доходы за вычетом обязательных платежей, скорректированные на индекс потребительских цен). И это падение все стремительнее: в 2014 году сокращение доходов составило всего 0,7%, в 2015-м – 6%. Ожидаемое падение доходов по итогам 2016 года должно составить 10% к уровню 2013 года.

Снижение доходов так же очевидно и ожидаемо ведет к снижению потребления: 70% населения РФ так или иначе вынуждено экономить. 75,7% россиян экономят на приобретении одежды и обуви, 68,0% – на продуктах, 67,5% – на развлечениях, 57,7% – на отдыхе, 38,9% – на лекарствах, 6,3% – на транспорте, товарах длительного пользования, услугах ЖКХ и др. Женщины «экономят на всем» в 75% случаев, мужчины – в 65,6%, им бережливость дается труднее. Интересно, что, хотя экономят представители всех возрастных групп, наиболее часто затягивают пояса люди в возрасте 36-45 лет, то есть, те, кто, по идее, наиболее платежеспособен и социально активен. Без экономии обошлись лишь 20% опрошенных россиян средних лет.

Социально-классовой привязки у экономии нет: деньги считают и начальники, и сотрудники среднего звена, и малоквалифицированный персонал. 65% топ-менеджеров ответили, что в 2016-м году вынуждены были внимательно следить за тем, куда и на что тратятся деньги. Из числа опрошенных рабочих усиленно экономить вынуждены были 77,9%.
Разницу, впрочем, можно обнаружить в предмете экономии. «На всем» экономят 59% молодых (18-25) людей, на личном потреблении – 22%, на поддержании привычного образа жизни – 19%. В группе среднего возраста (26-45 лет) на всем экономят 60%, на личном потреблении – 25%, на образе жизни – 12,5%. В группе «55+» на всем, включая продукты и лекарства, экономит подавляющее большинство. Только 4% ответили, что экономят на образе жизни – не исключено, оттого, что эта статья в их домашнем бюджете просто отсутствует.

Что может способствовать снижению доходов и, соответственно, привычного имущественного статуса? Потеря работы, кредиты и «иждивенцы» – дети и престарелые родственники, отвечают авторы исследования. Примерно половина россиян (51,7%) живет без кредитного бремени. Однако вторая половина по уши в долгах: у 74,5% – потребительские займы, у 29% – частные долги, 18% – ипотека, микрокредиты взяли 5,4% опрошенных. При этом больше 13% должников не в состоянии вовремя платить по одному или нескольким кредитам.
Старшее поколение обладает более высокой финансовой ответственностью: без долгов и кредитов живут почти 75% россиян старше 55 лет. Молодые (26-35 лет) чаще залезают в долги, к зоне максимальных рисков кредитной нагрузки эксперты относят более 7% молодежи.

Кто, где, когда

Жители крупных городов с миллионным населением меньше рискуют набрать неподъемные долги; те, кто живет в маленьких городах и поселках – в группе риска. Причем чаще всего это люди с рабочими специальностями либо малоквалифицированные специалисты. Наличие работы не гарантирует достатка. Из работающих россиян (независимо от должностей) примерно 30% оценивают свое материальное положение как хорошее, 45% говорят – «среднее», 22% – «плохое». При этом 40% отмечают ухудшение позиций предприятия, на котором работают, за последний год. Только 16% опрошенных отметили, что дела пошли на поправку.

Оптимистичнее других отвечают низовые сотрудники: техперсонал, рабочие, рядовые работники сферы услуг и торговли. Сверху видится иначе: 45,7% руководителей отмечают, что экономическая ситуация на их предприятиях скорее негативная. Страх потери работы – постоянный фактор риска и источник стресса. Увольнения в следующем году опасается каждый пятый работающий россиянин. Риск номер два – наличие детей.

«Иждивенческая нагрузка сказывается на социально-экономическом положении каждого члена домохозяйства», пишут авторы доклада. Причем дети до 16 – более сильный фактор риска, чем «подрощенное» дитя – студент. Естественно, очень сильно сказывается на устойчивости домохозяйства наличие в семье пенсионера или инвалида. Совокупно иждивенческая нагрузка становится причиной того, что больше 50% населения опять-таки попадает в зону максимальных рисков. Понятно, что в ряде случаев это осложняется возрастным фактором (55+), местом проживания (селянам живется труднее, чем их городским сверстникам).

Как вскарабкаться обратно?

Постоянная экономия (не от хорошей жизни) лишает домохозяйство возможности нарастить ресурсы для возврата к привычному социально-экономическому статусу, считают эксперты. При этом экономия на самом основном – еде и лекарствах – означает, что семья скорее всего находится на грани выживания.

Справка

По прогнозам Всемирного банка по итогам 2016 года число бедных в России превысит 20 миллионов человек. Чертой бедности эксперты называют доход 3,1 доллара на человека в день; чертой крайней бедности – 1,9 доллара.