Бухгалтерия измены
Доходы Ивана Сафронова объяснили в суде.
16.06.2022
Как стало известно “Ъ”, свидетель из близкого окружения обвиняемого в госизмене экс-спецкора “Ъ” и «Ведомостей», советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова дал на проходящем в Мосгорсуде процессе показания о легальном происхождении сумм, которые могли быть расценены как «плата за шпионаж». Таким образом защита опровергает версию ФСБ о сотрудничестве журналиста с зарубежными спецслужбами из корыстных побуждений. Между тем отрицающий причастность к шпионской деятельности Иван Сафронов не смог заявить суду целый ряд ходатайств, так как подготовленные его адвокатами бумаги были у него изъяты в СИЗО.

В среду на процессе по обвинению в госизмене (ст. 275 УК РФ) Ивана Сафронова давал показания один из его близких родственников, приглашенный защитой. Из этических соображений и наложенных на них ограничений в связи с секретностью процесса защитники не стали называть имя свидетеля, обмолвившись лишь, что этот мужчина довольно близко общался с их доверителем и был в курсе многих его дел, включая финансовые. Кроме того, как оказалось, после задержания уже работавшего советником главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова у его родственника был проведен обыск, в ходе которого следователи ФСБ изъяли некоторые вещи, включая определенную сумму денег. Впоследствии, однако, они были возвращены, так как следствие посчитало, что предметы не имеют никакого отношения к подследственному.

«Свидетель дал показания о реальных источниках финансирования поездок Ивана Сафронова за границу и тех трат, которые сотрудники ФСБ связывали с вознаграждением за его несуществующую шпионскую деятельность»,— пояснил “Ъ” один из адвокатов Дмитрий Талантов, отметив, что удовлетворен показаниями, так как они подтвердили законность происхождения всех вменяемых подсудимому сумм.

Напомним, что, как ранее сообщал “Ъ”, следствие обвиняет Ивана Сафронова в двух эпизодах сотрудничества с чешской и германской разведывательными структурами. В одном он якобы действовал вместе с также находящимся под следствием за госизмену политологом, гражданином России и Германии Демури Ворониным, а вознаграждением стали $248. Сообщалось, что господин Воронин дал признательные показания, заключив досудебное соглашение о сотрудничестве с прокурором, но недавно на процессе по делу Ивана Сафронова он, выступая как свидетель обвинения, по некоторым данным, сообщил: его предполагаемый сообщник занимался исключительно журналистикой и не мог предполагать, что передаваемые им материалы предназначались для зарубежных спецслужб.

Свидетель защиты сообщил, что переводы с мата стали публикациями в СМИ, а не информацией для западной разведки
После допроса свидетеля адвокаты обратили внимание суда на нарушение права Ивана Сафронова на защиту. Господин Талантов уточнил, что еще на предыдущем заседании он с коллегами передал доверителю для ознакомления и подписания шесть подготовленных ходатайств. «Это были важные документы, касающиеся признания некоторых доказательств недопустимыми, истребования других доказательств, включая засекреченные нормативные акты, которые якобы нарушил Иван Сафронов, вызова свидетелей, предоставления копий протоколов судебных заседаний и рассекречивания данных анонимного свидетеля обвинения»,— уточнил представитель защиты. Он отдельно пояснил, что на раскрытии данных свидетеля из числа сотрудников спецслужб защитники настаивают из-за его сбивчивых и несвязных показаний в процессе, которые, как рассказывал “Ъ”, вызвали сомнения в его компетентности. Впрочем, заявить все эти ходатайства в среду не удалось — оказалось, что бумаги были изъяты у Ивана Сафронова в СИЗО «Лефортово» еще до того, как он успел их прочитать. «Мы просили суд содействовать в возвращении документов и обеспечить исключение таких инцидентов в будущем»,— подчеркнул Дмитрий Талантов. Однако, по его словам, «тройка» судей лишь предложила защите продублировать ходатайства и подать их на следующем заседании.

Кроме того, адвокаты, которым на предварительном следствии запрещалось делать какие-либо выписки из уголовного дела, обратили внимание, что гособвинители пользуются ноутбуком. «Нам это запрещено, и потому мы потребовали, чтобы нас уравняли в правах»,— заявил господин Талантов.

Прокуроры, как уточнили адвокаты, ответили, что их ноутбук, в отличие от адвокатского, прошел проверку в спецчасти суда и пользуются они исключительно содержащимися в нем материалами дела, а адвокаты не имеют доступа к гостайне. Это вызвало негодование у защитников, которые, вступая в дело по защите Ивана Сафронова, давали подписку о неразглашении гостайны и, соответственно, имеют к ней допуск. «Но суд отказал нам в удовлетворении ходатайства, предложив пользоваться в зале заседаний копиями материалов!» — отметил господин Талантов.