Пять миллионов долларов: сколько стоит кресло депутата Госдумы

Для экспертов не секрет, что стать депутатом можно, не только выиграв выборы, но и заплатив за место в списке. Тем более что партиям надо на что-то вести кампании.
08.04.2021
Во сколько желающим стать законодателями, но не желающим возиться с таким ненадежным делом, как избирательная кампания, может обойтись мандат депутата Госдумы, узнал «Собеседник».

Кандидаты и казначеи партий 

Станислав Белковский заявил, что кресло депутата Госдумы стоит «в среднем 5 млн $» (около 370 млн рублей). «У меня нет данных, что кто-то не торгует», – уточнил политолог. Технология, как утверждает эксперт, такова: «кандидат в депутаты» должен отдать деньги особому человеку из партии – казначею. «Нужно наладить очень надежную систему подхода к казначею, поскольку с улицы тебя не примут, ибо опасаются подставы и утечки», – пояснил он в интервью адвокату Ивану Миронову на его канале YouTube.

– Понятно, что не существует никаких официальных расценок, все ситуативно, но порядок суммы примерно такой, о котором сказал Белковский, – говорит политик, экс-депутат Госдумы и участник множества избирательных кампаний различного уровня Борис Надеждин. – Но в данном случае речь идет о надежном мандате, когда человек дает деньги партии, которая гарантированно пройдет в Думу.

Понятия не имею, сколько мест из 450 в Госдуме куплено, да и трудно представить себе человека, который вслух сказал бы: «Я заплатил партии Х столько-то миллионов долларов, и поэтому я теперь депутат, спасибо партии».

Депутат Госдумы Виталий Милонов, комментируя слова Белковского, заявил порталу Ura.ru, что за 5 лет в Госдуме заработает около 6 млн рублей. Что неправда – примерно столько, как нетрудно посчитать, депутат получает в год, но за 5 лет созыва 370 млн все равно не окупаются. «Я знаю некоторых людей, не буду называть их, которые не будут баллотироваться, – сказал Милонов. – Некоторые из этих людей подумали, что, возможно, нахождение в Госдуме даст им бонус лоббистский, для того чтобы заниматься бизнесом, а этого не происходит».

– Это просто смешно, – комментирует Надеждин. – Почитайте декларации депутатов. У них там миллиарды, и эта депутатская зарплата никакой роли не играет. Но отсюда никак не следует, что они заплатили за мандат. Мандаты покупаются совершенно для другого. Раньше они давали неприкосновенность. Теперь реальной неприкосновенности нет, но есть какие-то понты. 

Межпартийный сговор

Самый громкий скандал с продажей депутатского мандата разгорелся в 2011 году. Согласно материалам уголовного дела, депутат Госдумы от КПРФ, член ЦК партии Константин Ширшов, а также помощники депутатов от «Справедливой России» Леонид Карагод и Владимир Мясин попытались продать бизнесмену Александру Черникову заведомо проходное место в списке «Единой России». Встреча в «Национале», на которую бизнесмен пришел с 66 млн рублей в спортивной сумке, была прервана сотрудниками управления «К» ФСБ РФ.

По мнению суда, Ширшов, Карагод и Мясин продавали депутатское кресло за 6,5 млн евро, что по тогдашнему курсу составляло примерно 263,2 млн рублей. 

1,5 млн в рублях по курсу «кандидат» должен был заплатить в качестве аванса, а 5 млн евро от него требовали для неких решающих вопросы депутатства руководителей АП и фракции «Единая Россия». 

Судили «избирательную комиссию» по статье «Мошенничество», так как суд счел, что выполнить свои обещания Ширшов, Карагод и Мясин заведомо не могли. Что интересно, за решеткой оказался и «кандидат», тоже за мошенничество, но по другому поводу. 

Ширшов на суде (ЛДПР и ЕР радостно проголосовали за лишение его неприкосновенности) утверждал, что все это его старый товарищ Мясин, политтехнолог по профессии, выведший его в депутаты. Он якобы попросил Ширшова побеседовать с «кандидатом» в «Национале» и оценить его шансы на выборах, что он и сделал. И даже посоветовал вступить в Общероссийский народный фронт. А когда заметил сумку с деньгами, то сразу попытался уйти, но сделать это ему не дали. 

– Все такие вещи абсолютно очевидны, – говорит Борис Надеждин. – Когда человек, доселе не замеченный, скажем, в симпатиях к условным коммунистам, вдруг оказывается среди депутатов от компартии, но вся его биография говорит о том, что он никогда не был коммунистом, и при этом у него много денег – что мы должны думать?

Другое дело, что этот рынок сейчас несколько оскудел, потому что выяснилось, что ни мандат, ни даже кресло сенатора не дает неприкосновенности и не защищает от уголовки. Как мне кажется, сейчас цена должна упасть, поскольку мандат ничего особенного не дает. 

В Воронеже дешевле

Не только вокруг Госдумы кипят «мандатные» страсти – региональные парламенты тоже умеют их генерировать. Так, в 2019 году Нижегородский районный суд приговорил политтехнолога Сергея Воронова к трем годам лишения свободы по статье «Пособничество в мошенничестве». Политтехнолога взяли прямо в здании суда. 

Дело было так. Лидер Нижегородского регионального отделения «Справедливой России» Александр Бочкарев пообещал предпринимателю Дмитрию Дзепе сделать его депутатом Думы Нижнего Новгорода в обмен на финансирование. Дзепа передал эсерам несколько миллионов рублей, однако их результат на выборах оставил желать лучшего. Мандатов оказалось мало, и партия в результате предпочла взять в депутаты одного из старейших парламентариев, директора школы Игоря Богданова. Дзепа обиделся и подал иск на Бочкарева и Воронова. Бочкарев, вернув бизнесмену 4,6 млн рублей, вскоре умер. Воронову изменили обвинение на пособничество в мошенничестве. 

В этом году в Воронеже героем скандала стал первый вице-спикер городской Думы Александр Провоторов, задержанный 4 марта. По версии следствия, в июне прошлого года он пообещал помочь с переизбранием коллеге – одному из депутатов. Недорого – за 1 млн рублей. В отношении него также было возбуждено дело о мошенничестве, поскольку формально он никак не мог повлиять на исход выборов. Провоторов во всем сознался и отправился под домашний арест в собственный особняк. 

Еще раньше в том же Воронеже под домашним арестом оказались вице-мэр по градостроительству Юрий Бавыкин и его бывшая подчиненная Светлана Васькова. По версии следствия, в августе прошлого года, еще возглавляя управу Коминтерновского района, Бавыкин через сотрудницу предложил местному депутату Сергею Кудрявцеву минимум 50% голосов на выборах за 400 тысяч рублей. После чего Кудрявцев сдал чиновника органам. 

– Лично я все свои многочисленные мандаты получал в ходе избирательных кампаний и никому никогда за это не платил, – говорит Борис Надеждин. – И никто мне ничего такого не предлагал. Было наоборот. Я же был партийным вождем в трех партиях. И, было дело, приходили люди и говорили: «Я хочу дать столько-то денег. Можно меня направить туда-то?» На что я всегда отвечал следующее: «Вот избирательный счет, легальный. Не вопрос: сделай пожертвование, а дальше – вперед, работай, мы тебя выдвигаем».